Рассказ: “Всё нормально, да? Ну и хорошо!”

Автор: admin Опубликовано: 9 сентября 2009

     Ура! Расчёт оказался точен! Первая дверь подошедшего трамвая открылась прямо напротив. Повезло, что из неё никто не вышел. Эта неожиданность осталась для Раисы незамеченной, быть может, напрасно.

…Прошли те времена, когда Рая могла оказывать сопротивление людскому потоку, как и всё более беспокоящей полноте. Женщиной она была невысокой, поэтому казалось, что теперь её рост продолжается вширь. Килограммы увеличивались пропорционально частоте взвешивания. Заглядывая в магазины, искала весы более широкого диапазона взвешивания, чем те, что пылились под шкафом. Она не расспрашивала продавцов. Ждала, пока не предоставлялась возможность, незаметно заглянуть на шкалу. Её хитрость не оставалась незамеченной. Вызывая улыбки покупателей и продавцов, молча, отходила от прилавка, переживая очередное разочарование…

     Радость прошла, как только она увидела, что в этом блестящем новизной трамвайчике, нижняя ступенька выше обычного. Раздумывать было некогда, а отступать некуда. Она со всей силы подняла ногу, почувствовав, как подол чёрной шерстяной юбки заскрипел о капрон колготок. Мышцы напряглись до предела, и, казалось, судорога вот-вот сведёт пах. Но сапог ударился тупым носком о железный кант и стал беспомощно опускаться. Толпа рванула. Раиса вытянула вперёд руки. Левая, с сумочкой, упёрлась в  грязную резину верхней ступени. На секунду это поддержало. Кричать было бесполезно. Вперёд уже лезли чьи-то портфели и мешки. Злосчастная нога упёрлась коленом в острый металлический угол подножки. Кто-то задел её шапку и та сползла на глаза. Темнота окутала мир. Теряя последние силы, проваливаясь в тартарары, она почувствовала, что её правая ладонь опёрлась на что-то тёплое и упругое. Инстинктивно ухватилась и потянулась вперёд к единственному спасению. Нежданная сила ухватила её за кисть второй руки и втянула прямо в салон трамвая. Ворвавшийся народ прижал Раю к стеклянной кабине водителя. Руки освободились и она, быстро поправив шапку, взглянув на своего спасителя.

Тут же ахнула! Жар, кипятком, ошпарил всё  её тело сверху вниз, насквозь пропитав липким потом  нижнее бельё. Она узнала бы его из миллионов. Та же шапка и фуфайка, брюки и тельняшка.

В упор глядя на Раю, он дружески подмигнул и заговорщически улыбнулся:

-  Всё нормально, да? Ну и хорошо!

Эта фраза сидела в каждой клеточке Раиного тела, в каждом органе чувств. Она ощущала нутром каждый звук этой, пронзившей её сознание, фразы.

Он снова повернулся к двери и стал помогать пассажирам, подниматься в салон, аккуратно поддерживая за руки. Входящие удивлялись, но от помощи не отказывались. Поблагодарив, проходили вглубь салона и оттуда уже подозрительно осматривали незнакомца, смущаясь его подмигиваний и странной заботы звучащей в вопросе:

-  Всё нормально, да? Ну и хорошо!

Помогая пассажирам, он успевал разговаривать с рядом стоящим пожилым мужчиной профессорского вида.

-  Кем же вы работаете, - серьёзно спрашивал тот, поправляя очки со стёклами схожими с увеличительными.

-  Вожу трамвай! Тоже, только ночью, - гордо отвечал незнакомец немного путано, - конечно, все работают и мне надо, тоже! Здесь помогаю и учусь. Смотрю и запоминаю. Видите в кабине сколько ручек? Много! Столько не надо! Слишком много.

-  Везде есть свои издержки, - поддержал мужчина.

-  Ночью проще, народу меньше и машин нет, цена та же! - подмигнул незнакомец и засмеялся, - Всё нормально, да? Ну и хорошо!

Трамвай остановился, и Рая увидела, как он опять принялся помогать людям, осторожно поддерживая и провожая в салон приятельским подмигиванием и любимой фразой.

Всем входившим казалось странным, почему из набитого народом трамвая никто не выходит в переднюю дверь. Но, проходя в салон, с опаской и недоверием поглядывали на помогавшего им мужчину. Продолжали  протискиваться вглубь, в надежде выйти через другие двери.

Раиса отвернулась к окну, продолжая стоять у водительской кабины.

…Тот летний поздний вечер был тих, словно обессилен суетой прошедшего дня. Выйдя из дома подруги, Раиса выдохнула спёртость очередных сплетен, дыма и чужих проблем. Торопится, не хотелось. До дома была одна остановка. Транспорта не было. Пришлось идти пешком.

Неожиданно в одинокой тишине её слух уловил усиливающийся топот. Затем к этому звук добавилось регулярное шарканье и постукивание чем-то твёрдым. Первое желание было быстрее уйти, но любопытство взяло верх. Ждать пришлось недолго. Из подворотни выскочил подросток в надорванной шапке-ушанке с подлетающими вверх клапанами и замызганной фуфайке. Издали, он был похож на почтальона Печкина из Простоквашино, державшего между ног  палку и вприпрыжку, немного боком, скачущего на ней по тротуару. Завидев Раю, он свернул к ней. Ничего подобного она не видела с детства. Хотела улыбнуться воспоминаниям, но тут её охватил ужас.

Смесь отвращения и страха завладели её волей, сковали разум. Мысли остановились, не зная, в какую сторону им двигаться: к ней приближался не подросток, а взрослый мужчина, давно небритый с нависшими на глаза мохнатыми бровями. Он периодически улыбался, почти беззубым ртом, а потом вытягивал губы в трубочку и, высовывая кончик языка, пыхтел,  мотая головой разбрызгивая слюни. Казалось, он совершает какой-то древний обряд. Первобытное топтание, пристукивание палкой об асфальт и сопение несло в себе колдовское заклинание, вызывающее у Раисы тёмный тупой дикий страх. В довершение к этому, приблизившись, он заговорщически улыбнулся и, подмигнув, выпалил:

-  Всё нормально, да? Ну и хорошо!  Садись, подвезу!

А затем засмеялся, так тихо и отрывисто, что можно было подумать, будто он икает.

Мужчина не останавливаясь, продолжал свой танец, подпрыгивая на месте. Его ушанка дрыгала в такт подпрыгиваниям, а распахивающаяся фуфайка обнажала размытые полосы тельняшки. Короткие брюки не скрывали гипсовой белизны ног, на которых болтались тяжёлые, угрожающе шлёпающие по асфальту ботинки.

От этих звуков на безлюдной улице у Раисы по спине мурашками пробежал озноб.   

Она хотела проснуться. Пытаясь что-то произнести, мычала, выдавливая из себя крик о помощи. Странный смех мужчины отражался у неё в голове немым вопросом: «за что»?

Мужчина насупился и, сдвинув шапку на брови, стал  по-детски гнусавить, подражая звуку динамиков:

-  Поторопитесь, трамвай отправляется! Поторопитесь, трамвай отправляется…

Видя застывшую Раю, стал громко и нетерпеливо постукивать палкой об асфальт. При этом, продолжая, уже недовольно, шипеть и пускать слюни, как капризный ребёнок.

С новой силой поднявшееся в душе отвращение, возвратило Раису к реальности. Но не той, которую она видела всегда, а какой-то потусторонней, полной безразличия ко всему и себе самой. Чувствуя, что когда-нибудь это должно закончиться, как и всё происходящее, она подошла и встала за мужчиной.

-  Держи! – крикнул он громко.

И она ощутила в руках засаленный хлястик фуфайки.

«Трамвай» рванул вперёд.

Что было после, Раиса помнила смутно. Как называла адрес, как скакали. Всё кружилось в сумасшедшем диком танце с притопыванием и подпрыгиванием. Голова шла кругом. Глаза фиксировали: дома, окна, дома.… Периодически она утыкалась лицом в затёртый до кожи мех шапки. Упиралась руками в фуфайку, покрытую липкими подтёками, отталкивая незнакомую спину от себя, и вновь приближаясь к ней. Бессознательно ощущая давно забытые запахи, не чувствуя боль от бьющей по внутренней стороне ног палки, цепляющей на поворотах подол юбки.

- Ваша остановка, выходите! – мужчина встал как вкопанный и, повернул голову к ней, по-свойски подмигнул, кивнув,- Всё нормально, да? Ну и хорошо!

Рая медленно пошла домой.

-  Неужели всё? – она начала приходить в себя.

Недавняя пляска ещё продолжала гудеть во всём теле, наполняя душу пережитым страхом, заставляя ноги вздрагивать при каждом шаге.

-  Стой! – требовательно прозвучало у неё за спиной.

Раиса обернулась, веря, что это уже конец. Главное не затягивать, чтобы не так мучительно. Надо только немного потерпеть! Совсем чуть-чуть.

-  Плати за проезд! – строго сказал мужчина и притопнул ботинком.

Рая, молча, раскрыла сумочку и протянула пять рублей.

-  Билет стоит три копейки! – Мужчина стал нетерпеливо постукивать палкой об асфальт.

Мелочи у неё не было. Рая почувствовала, что глухота, начавшая было уходить, вновь заволакивает сознание. Та надежда, похожая на выглянувшее солнышко в виде облезлой родной пятиэтажки, вновь затягивается грозовыми тучами.

Сломя голову она рванулась за последним ускользающим проблеском света, побежала изо всех сил к своей парадной, что есть мочи, крича на ходу:

-  Я сейчас разменяюююююю!!

 

Была её остановка. Раиса оторвала взгляд от окна и повернулась к выходу в первую дверь. Опускаясь на скользкую ступень, почувствовала локтем надёжную мужскую поддержку, чувствуя на себе недоумевающие взгляды из глубины салона и слыша над самым ухом знакомое:

- Всё нормально, да? Ну и хорошо!

 

 

 Ленинград. 1987 год.

Share this post for your friends:

Friend me:

Комментариев к записи: 1

  1. Вышел на данную новость ненароком. Но не сожелею. Новость очень понравилась.. Интересно было прочитать:)