Каждый должен заниматься своим делом? (черновик пьесы)

Автор: admin Опубликовано: 27 августа 2011
p10907691


Действующие лица:

1. Павел Борисович – высокого роста, худощавый. Волос чёрный с проседью коротко стрижен на висках седина. На вид за пятьдесят. Он одет в длинный до колена джинсовый плащ белого цвета на клёпках слегка ему великоватый в плечах, под ним тёмный костюм с галстуком.
2. Фридрих Германович – среднего роста с брюшком. На вид лет сорок пять. На голове коротенький почти невидимый ежик светлых волос. Одет в затёртую коричневую старую кожанку с множеством металлических молний, застёгнутую наглухо. Из-под неё виден воротничок яркой футболки. Тёмные джинсы имеют множество горизонтальных самодельных порезов на коленях и бёдрах. На ногах яркие мокасины.
3. Начальник розыска – Виктор Александрович, начальник уголовного розыска отдела милиции, маленький ростом в костюме на вырост, рубашка без галстука. На вид лет 45-50, с усами стрелками. Очень суетливый, не выдержанный.
4. Подсадной – молодой мужчина на вид лет 30. Худощавый, волос густой, взлохмаченный, руки в наколках. С неприятным оспенным лицом в спортивном костюме (рукава закатаны) и
кроссовках.

5. Дежурный – Майор милиции в форме, на вид лет 40-45 с густыми усами, закрывающими верхнюю губу. Разговаривает по телефону, приглаживая указательным и большим пальцем правой руки усы вниз.

6. Помощник дежурного – Фёдор, молодой деревенский парень в форме сержанта милиции, говорит с деревенским акцентом.
7. Первый частный охранник – На вид 20-25 лет маленький толстый.
8. Второй частный охранник – На вид 20-25 лет маленький худой.
9. Неизвестное лицо под пледом в камере – Бомж, худощавый, с мужскими чертами лица, 20-30 лет, не установленного пола. На ногах женские туфли, ажурные чулки и короткая юбка.
10.Сергей Евгеньевич – начальник криминальной милиции,
На вид 45 - 50 лет, высокого роста. Голос громкий командный, не терпящий возражений.
11. Лица кавказской национальности – двое.
12. Продавщица – полная молодая женщина 35 лет с ярко
накрашенными чувственными губами.
13. Продавец отдела оружия – молодой парень 20-25 лет
14. Барменша.
15. Покупательницы – молодые девушки 20-25 лет.
16. Сотрудник группы захвата – парень в бронежилете с
автоматом.
17. Уборщица – маленькая дагестанка лет 60 в рабочей
яркой безрукавке.
18. Доктор и медсестра - в белых халатах.
19. Помощник прокурора – азербайджанец 40-45 лет.

Пролог

Перед открытием занавеса начинает звучать стрельба и взрывы, которые по ходу его открытия постепенно становятся тише, зато становятся слышны восклицания и стоны: «АА, ММ, Ой… Свет выхватывает кабинет начальника розыска.

(Настоящее время)
Евроремонт, чистота, портрет министра МВД Нургалиева. Портрет Медведева с Путиным в обнимку.
Виктор Александрович сидит за письменным столом, играет на компьютере в стрелялки. (зритель слышит звуки игры) Сильно переживает. Всё время левой рукой пытается закручивать вверх свои усы стрелки. Правой дёргает мышью. Разочарованно периодически вскрикивает, поскольку у него не очень удачно получается.
Тут же на краю стола на документах, отодвинув в сторону служебные папки, сидит Подсадной. Он руководит игрой, водя пальцем по экрану и давая указание – он крупный специалист в игре, сыпет терминами (возможны экспромты).

Начальник розыска. А чёрт! Вот так, получи, вот ещё, и тебе, и тебе. (левой рукой крутит усы). Хитрая бестия!
Подсадной. Мазила, сколько раз тебе говорить – не дёргай так мышкой. И не жми сильно – это ж не курок! Вон смотри, сейчас прокурор из-за машины появится, стреляй быстрее!
Начальник розыска. Отстань не мешай. (чуть поворачивает голову в сторону подставного и левой рукой хлопает того по ноге) Куда ты уселся? Это же секретные документы, чёрт бы тебя побрал! (снова продолжает азартно играть).
Подставной. (недовольно привставая и вытягивая из под себя листы, откладывая их в сторону к папкам) Знаю я ваши секреты. Как была палочная система, так и осталась, зря, что в полицию переименовали. Ты хоть аттестацию-то прошёл?
Начальник розыска. (продолжая азартно играть) Не смеши меня! Вот так тебе! Получай! (подставному) Она меня прошла! Кто им заносить-то будет, если всех уволят? (пауза)… И кто это придумал – прокуроров мочить! Ну, молодцы – весёлая игра!
Подставной. (тычет пальцем в экран) Смотри, смотри ещё один прокурор бежит! Стреляй быстрее! Планы-то отменили?! Как теперь работать будете? Не дёргай мышкой – опять промазал, слепой что ли? Смотри как надо! (пытается забрать мышь)
Начальник розыска. ( ударяя подставного по рукам) Это нам отменили, а тебя это не касается! Вот!… Вот! Получай гадёныш! (не глядя, обращается к подставному). Ты братец, не выполнил план в этом месяце! Раскрытий нет – и премии нет! Получишь голый оклад. (Дёргает мышкой в стороны) Вот так, будешь знать как с милицией, тьфу с полицией связываться! Какой прокурорище страшный….! Получи по полной! Это тебе не семечки лузгать, и не мелочь по карманам тырить! А чёрт, промазал…
Подсадной. (возмущённо) А на износ одежды и питание?
Начальник розыска. (отвлекается от монитора критически оглядывая собеседника) Деньги на износ и питание получают кто в камерах работают, а ты бездельник! Всё по обезьянникам ошиваешься!
Подсадной. (вскакивает и тычет пальцем в экран) Сейчас отсюда Генеральный прокурор появится! Быстрее! Быстрее! Надо оружие поменять. Его только крупнокалиберным возьмёшь! Да что ты его всё из мелкашки пуляешь? Я же сказал крупным надо!
Начальник розыска. (продолжая игру) Ты бы лучше информацию надыбал какую, чем здесь орать! Крупным, крупным… нет у меня крупного…, я на аптечки все баллы израсходовал!
Подсадной. (ехидно, садясь на место) А что, и дитектор лжи ты прошёл?
Начальник розыска. Прошёл, прошёл. Это он прошёл и вышел. С ума ты сошёл? У нас по два компьютера на отдел, один у начальника следствия, другой у меня…. Интернет как Грызлов начал тянуть десять лет назад, так и продолжают до сих пор. А ты дитектор (передразнивает)…. Его только с Москвы недавно привезли - разобраться не могут…. Всех кого надо уже давно аттестовали!
Подсадной. (возвращаясь к теме разговора, умоляя) А может, придумаем чего?
Начальник розыска. С дитектором?
Подставной. Да нет…., с раскрытием! Давай из газеты чего найдём, я тебе бумагу напишу, что сообщал уже об этом. Число поставим соответствующее. Теперь столько всего в газетах пишут, никто и проверить не сможет! А? Тебе половина премии! Идёт?
Начальник розыска. Ты что, хочешь написать о том, кто в Турции наших туристов отравил? Или про Индиру Ганди? Забыл, что мы теперь полиция, у нас чистка в рядах идет,…то есть прошла. Министр сказал, что мы теперь все как ангелы чисты перед народом!
Подсадной. Конечно, чисты, куда же генералам без тебя! Ты только и делаешь, что бани им организовываешь (пауза, во время которой глядят друг на друга)…. Да ещё рыбалку с охотой! У тебя все егеря знакомые.
Начальник розыска. (продолжая играть) Что верно, то верно.
Подсадной. Может, всё же что-то придумаем? Давай ты мне пистолет дашь какой-нибудь изъятый, а я его кому-нибудь подложу?
Начальник розыска. Если только себе! Или своей жене!
Подсадной. Так я же холостой!
Начальник розыска. Ну, так значит ты один кандидат. (пауза) Вон возьми в компьютере гаубицу и подложи себе в штаны! Может, кто клюнет на тебя – хоть женишься! Или ты провокацию мне здесь устраиваешь? Я слышал, что сейчас так проверяют!
Подсадной. Да что Вы, Саныч! Вы же сами меня в Москву на стажировку посылали! Там все так работают! Знаешь сколько у них собственных клубов и ресторанов организовалось?
Начальник розыска. А то, что половина этих начальников теперь в розыске, а другие в тюрьме – ты об этом забыл?
Подсадной. Просто не на тот клуб напали. ( обиженно) А с ними было куда интересней, чем с тобой!
Начальник розыска. Ну, вот и возвращайся в свою Москву. Чего сюда вернулся?
Подсадной. Сами же меня послали на повышение квалификации и сами же ругаете теперь. Говорили – положено по приказу, а что там у вас положено, читать – то не даёте. Всё секретно (берёт в руки документ со стола и начинает читать) Ротация руководящего состава…. (приблизившись к экрану) Вот, смотри гранатомёт лежит, бери быстрее, пока не пропал, ну что же ты, эх мазила!
Начальник розыска. Положи документ – он секретный! Что пальцем своим грязным в монитор тычешь. (расстроившись) Из-за тебя проглядел! Как теперь генерального прокурора замочить? Слушай, пошёл бы ты в камеру работать. Мешаешь только! Я из-за тебя постоянно мажу! На уши подсел мне. (ругается) В тюрьму боишься идти, чтобы внедриться в банду, так езжай на вокзал – там с перекупщиками и мошенниками познакомься. Сидишь целыми днями в дежурном обезьяннике, одних алкоголиков разводишь на деньги. А потом от них жалобы поступают на твоё, якобы, неизвестное нам лицо. Помнишь, как тебя в прошлом году еле отмазали, когда ты в камере набрал у задержанных записок к родственникам, а потом под эти записки деньги выклянчил, обещая освобождение. Теперь ты пистолет подкинуть собираешься! Иди, работай!

В дежурной части слышится шум и громкий разговор. Подставной припадает глазом к замочной скважине, затем ухом, и снова глазом. Пытается понять, что там происходит. Начальник розыска останавливает игру и тоже прислушивается.

Свет начинает освещать и дежурную часть:

Правее от входа в кабинет начальника розыска – проход к двери с надписью « туалет». Правее прохода две комнаты для задержанных, разделены стенкой и отгорожены решёткой. Ближняя к туалету пуста. В другой, на лавке сидит человек, накрытый сверху донизу одеялом. Судя по всему, он спит, уперев спину в стену и вытянув ноги к решётке. Какого пола человек - понять невозможно. Периодически всхрапывает низким тембром.
Ещё правее небольшой стол помощника дежурного – Фёдора. Он в сержантской форме, сидит, разгадывает кроссворды. Перед ним на столе лежит толстая книга с надписью на корешке: «Мафия Чикаго». За ним за стеклом – Дежурный, сидит за столом с пультом, занят свои делом – перебирает бумаги, отвечает на звонки граждан. Перед ним стоит семейная фотография, на которую он периодически грустно смотрит.
В дежурную часть с шумом и перебранкой входят несколько человек. Звучат голоса: «а ну давай, давай шевелись», «не понукай, успеешь», «попались голубчики», «кто ещё попался –разберитесь»…
Дежурный привстаёт из-за стола. Помощник дежурного Фёдор подскакивает к двери.

Сотрудник группы захвата. Получайте своих разбойников! Теперь-то уж вся банда в сборе? (подходит к столу и кладёт на него пистолет)

Входят Павел Борисович и Фридрих Германович. За ними в чёрной униформе два охранника универмага.

Фёдор. (встречая задержанных и осматривая их) То видать хловори пожаловоли! Ишь то, кокие крутыя: один лысой друхой седой! Чикохскоя мафия ностоявшая!

Павел Борисович. ( недовольно) Сначала разберитесь!
Сотрудник группы захвата. Чего здесь разбираться – в камеру их обоих. Пистолет изъят на месте. (показывает на охранников магазина) Свидетели вот! Если надо ещё найдём. Все видели, как они банкомат грабили. Сейчас понятые подойдут.
Фридрих Германович. (оглядываясь по сторонам, умиленно) Бо-ри-сы-ч, как я давно здесь не был. Ничего не изменилось!
Павел Борисович. (угрюмо) Это точно, ровно десять лет с тех пор как я тебя отсюда вытаскивал!
Фридрих Германович. Эх, Борисыч! (обнимает за плечи)

Входят двое мужчин кавказской национальности.

Сотрудник группы захвата. (обращаясь к южанам) Проходите товарищи понятые, сейчас изъятие пистолета оформим и будете свободны. (обращается к охранникам магазина) А вам спасибо за помощь! Оставьте свои координаты дежурному и возвращайтесь на свой пост. Как только следователь приедет, за вами пришлют машину.

Павел Борисович. (изумлённо смотрит на кавказцев показывает на них пальцем обращаясь к сотруднику группы захвата) Это что, понятые?

Кавказец. (усмехаясь) Панатые, панатые. (затем обращает внимание Фёдора, показывая пальцем на Фридриха Германовича) А тот ишто сам прокурор стрэлал, он сам и сказал, аллах увсё видит!
Дежурный. (помощнику) Фёдор посади их по разным клеткам чтобы не общались!

Фёдор толкает Борисовича в пустую камеру.

Павел Борисович. (Фридриху Германовичу обречённо) Германыч нам хана!
Фридрих Германович. Похоже, что так, Борисыч!

Занавес!

Акт первый
( картина первая)

(настоящее время)
Двое мужчин не торопливо продолжают движение по коридору торгового центра вдоль стеклянных прилавков. Останавливаются, смотрят по сторонам на проходящих мимо девушек, разглядывают выставленный продавцами товар, берут в руки, заинтересовавшие их предметы, рассматривают, кладут на место. Они явно не спешат. Между торговых прилавков небольшая барная стойка, где продаются напитки и бутерброды, рядом столик. В конце торгового ряда прилавок оружейного отдела. Рядом с ним вплотную к стенке – банкомат.
Первый мужчина – Фридрих Германович. Он постоянно улыбается, шутит, ему всё нравится: проходящие мимо девушки, которым он подмигивает и незаметно машет руками, продавщицам, уборщицам…
Второй – Павел Борисович. Он угрюм и всем недоволен, хотя скрывает это. Ему не нравится хождение по магазину, но он вынужден это делать. Видя заигрывания своего приятеля, он морщится.
По пути они беседуют. Медленно переходя от одной витрины к другой.
Девушка продавец раскладывает на стойке товар, пишет накладные и т.д.
Барменша стоит за барной стойкой лицом к зрителям. Перед ней открытый ноутбук. Она дёргает мышкой и, уставившись в экран, наклоняется то влево, то вправо, то вперёд, то назад.
Продавец оружия. получает товар, приходует, раскладывает его по полочкам, перебирает, смазывает, разбирает.
Частные охранники магазина периодически прогуливаются мимо, поглядывая за общественным порядком.
Уборщица периодически появляется со шваброй, протирая пол.

Борисович. Ну, вот как ты думаешь, своим мы делом занимаемся или нет? Ищем подарок…. Раз в несколько лет с тобой встречаемся, чтобы потом шляться полдня по магазинам выискивая какую-нибудь ерунду. Хорошо хоть магазин большой, не надо как раньше бегать по улице из одних дверей в другие и толкаться в очередях.
Честно говоря, я вообще не понимаю, как может мужчина взрослой женщине подобрать подарок. Ну, я не имею в виду лучших друзей – бриллианты. Эти всегда в ходу! У нас с тобой заслуженных пенсионеров МВД не хватит пособия даже на осколок. Что мы можем ей подарить на наши пенсии: утюг или пылесос вскладчину? Что-то мне это всё не нравится! Я тебе говорю, что каждый должен заниматься своим делом. У нас уже не тот возраст чтобы придумать что-то оригинальное!

Германович подошёл к прилавку с женским бельём и начинает рассматривать женский чёрный пояс для чулок.
Борисович недоумённо подходит к нему и тоже разглядывает, но презрительно морщась.
Оба периодически поглядывают на девушку за барной стойкой. Там барменша пристально смотрит в открытый ноутбук, теребит мышкой, наклоняется в разные стороны, глядя в экран.
Продавщица отворачивается к стеллажу и нагибается задом к приятелям. Германыч подносит пояс к её заду. Любуется.

Борисович. Послушай Германович, ты кому подарок выбираешь?
Германович. (умиленно улыбаясь) Очаровательной женщине.
Борисович. Но мне так кажется, что помимо того, что она очаровательна, (переходит к возмущению) она ещё и моя жена к тому же, в конце концов!

На его повышенный голос продавщица поворачивается улыбаясь. Германыч быстро отворачивается от неё, прикидывая пояс, на одну из покупательниц. Любуется. Подружка покупательницы оборачивается и прыскает со смеху. Затем оборачивается вторая. Видя примерку – крутит пальцем у виска.

Германович. (обернувшись к продавщице) Ну как?
Продавщица. (подбоченясь) Комильфо!
Германович. (приближая пояс к бёдрам продавщицы) А так?
Продавщица. (поднимая вверх руки, сплетая их за головой, выгибая фигуру) Хо-хо!
Борисович. (берёт Германовича за локоть, пытаясь отвести, поворачивается к продавщице) Не хо-хо…а жуть!

Продавщица делает обиженную мину.

Германович. (Борисовичу) Ах да! Извини. Я забыл. (складывает пояс и протягивает огорченной продавщице) Но согласись, он бы ей пошёл. (видя, что Борисович задумался, снова разворачивает его). Может…
Борисович. Может только если в прошлом веке. Ты забыл, сколько ей лет? Ей же пятьдесят!

Продавщица протягивает руку за поясом.

Германович. (целуя протянутую за поясом руку продавщицы, а затем отдаёт пояс, обращаясь к Борисовичу) Может быть в машину бросить, кому-нибудь пригодится? (косится на продавщицу, та умиленно ему улыбается) Бо-ри-сыч… (поворачивается к приятелю и обнимает его за плечи). У красивых женщин нет возраста. А поскольку они красивы все…

Продавщица быстро кладёт пояс на прилавок, отрывает бумажку от блокнота и пишет в ней свой телефон, протягивает Германовичу, который кладёт записку в карман.

Борисович. (видя передачу записки, раздражённо прерывает Германовича) Не пудри мне мозги. Как ты бабником был, так и остался. Вон смотри, у тебя сквозь дырки в штанах песок уже сыплется, а ты всё пенсионеркам своим чёрные пояса покупаешь? К этим поясам скоро надо будет колёсики приделать, чтобы ходунки получились. (показывает, как в раскорячку в ходунках ходят).
Германович. Нет, Борисыч, не любишь ты женщин. И откуда у тебя такая ненависть к ним? Что они тебе плохого-то сделали?
Борисович. А что хорошего? Ты был у меня в квартире? Нашёл
хоть один мой шкафчик или полочку? Я не знаю где мои вещи. С тех пор как дети переехали, я не могу свои шмотки без помощи жены найти. Это она из меня пытается совсем беспомощного инвалида сделать. Чтобы показать какая она мне необходимая. Мне кажется, она специально их по разным углам рассовывает и постоянно местами меняет, меняет, меняет…. (показывает, крутя руками) чтобы я не нашёл. Кругом всё женское. Приходится просить найти то или другое….
Германович. Так это замечательно! (улыбается и показывает образно) Сидишь ты на диване и говоришь: Мупсик, а принеси-ка мне мои трусы!

Продавщица слушает их беседу и мило улыбается Германовичу. Находит среди предметов продажи мужские трусы и незаметно машет ими с готовностью принести. Он видит это и посылает ей воздушный поцелуй.

Борисович. (недоумённо после паузы) Почему это, вдруг, я голым сижу на диване?
Германович. А я и не говорил что «голым». А что трусы нужны только когда голым сидишь? Ну, это я к примеру! Ну не трусы, скажи «носки». А она…. к тебе…. на цыпочках….(показывая, идёт на цыпочках) Подойдёт…. обнимет ласково (обнимает себя), по головке погладит (гладит себя по голове) и носочки чистенькие, отглаженные поднесёт, словно две кусочка нарезки большого бекона и так захочется в них зубами впиться.…

Продавщица находит носки и тоже помахивает ими Германовичу, но тот не смотрит и она обиженно отворачивается.

Германыч. (продолжая) Ой, мне кажется, я хочу кушать. Точно я сегодня ещё не завтракал. Может, перекусим?
Борисович. Слушай, давай не будем отвлекаться. А то мы так до самого вечера будем искать подарок. У нас поставлена задача и мы должны её выполнить, понимаешь! Каждый должен делать то, что ему положено, заниматься своим делом.
Германович. Ну что ты всё заладил, своим делом своим делом, словно опять ты на службе! Можно подумать, что ты в фуражке родился и при погонах. И как пагоны интересно не зацепились, когда тебя рожали, чтобы ты на свет появился?

Мимо проходят посетительницы магазина – девушки.

Германович. (продолжая)…Посмотри, какие девушки вокруг! Сколько их много! УУУХ! Всех бы разорвал в клочья, если бы мог! Какой я голодный…Я всё же съем бутербродик! (направляется к бару)

Барменша, глядя в ноутбук, работает мышкой и наклоняется периодически то влево, то в право. Германович подходит к ней и, чтобы привлечь её внимание, тоже начинает наклоняться с ней, выглядывая из-за экрана ноутбука.

Барменша. (продолжая наклоняться, грубо) Чего надо? Спиртного нет!

Германович наклоняется к ней и что-то шептать ей, она смягчается, начинает улыбаться, отвечает и оба смеются. Он отходит к Борисовичу. Барменша снова продолжает наклоняться, дрыгая мышкой.

Германович. Тебе взять что-нибудь?
Борисович. (глядя на барменшу) Она что, больная?
Германович. Нет! (пауза, смотрит на барменшу) Вождение в ГИБДД собирается сдавать! Видишь – тренируется…. на машине едет!
Борисович. Не хочу я ничего. Мы зачем с тобой сюда пришли? Леночке подарок покупать. Не отвлекайся! У неё же юбилей – значит, подарок должен быть солидным!

Борисович презрительно отворачивается, и Германович покупает себе бутерброд с кофе, идёт к барному столику. Мимо проходит покупательница. Германович заглядывается ей вслед. Не замечает уборщицу со шваброй и спотыкается о тряпку, чуть не падая. Ставит принесённое на столик. Борисович тоже подошёл к столику и облокотился на него. Барменша снова продолжает наклоняться в стороны. Продавщица перебирает товар.

Германович. Что ты мне объясняешь? Что такое солидный подарок? Ты помнишь, что мы подарили твоей жене на прошлый юбилей? Да тебе бы даже в голову такое не пришло бы, а идея была моя. Это я со всех деньги собрал и купил.
Борисович. А это оказывается ещё и идея твоя! (пауза) Надувной катамаран! (разводит руками). Она плавать не умеет – а ты ей катамаран.
Германович. (жуёт бутерброд) Так надувной же. Зачем ей плавать – пусть он плавает, а она на нём сидит и ножкой педальку нажимает! (показывает ногой)
Борисович. Ну и сколько проплавал твой катамаран?
Германович. …Минут двадцать. Просто я хотел ей показать, как на нём надо педали крутить, чтобы он плыл быстрее.
Борисович. А зачем ты его перевернул-то?
Германович. (раздражённо прихлёбывает кофе) А как я ей покажу? С берега что ли? Вот я и забрался на него тоже.
Борисович. Хорошо, что не на неё!
Германович. (не замечая) А он не рассчитан на такую нагрузку… Не выдержал. Вечно эти китайцы! Зачем писать, что рассчитан на двоих?
Борисович. (передразнивает) Надо было писать, что рассчитан на двоих (пауза, затем с ударением) китайцев да?
Германович. Ну, хотя бы! (продолжает неторопливо есть)
Борисович. А порвал-то ты его зачем?
Германович. Да не рвал я его вовсе. Ремнём зацепился, бляхой за баллон он и сдулся.
Борисович. Слава богу, недалеко было до берега, и весна была жаркая, что вода успела прогреться! У меня на чердаке педали от катамарана валяются, которыми ты учил крутить. Хочешь, верну? Оставишь на память о Леночкином юбилее.

Пауза.

Германович. Ты что обиделся? Ладно тебе Борисыч! Мы с тобой так давно не виделись! Хочешь кусить? (показывает на бутерброд, но, не дождавшись ответа, пододвигается к Борисовичу и обнимает за плечо)
Борисович. Нет, я не обиделся. Я просто подумал, что сегодняшнего юбилея могло и не случиться! Как ты считаешь?
Германович. Обиделся, я вижу. Да ладно тебе всё же обошлось!

Звучит телефон у Борисовича (мелодия – наша служба и опасна и трудна). Он вынимает из кармана трубку.
Барменша, продавщица и продавец оружия вздрагивают от слов музыки и настораживаются. Начинают менять ценники на товаре выставляя более низкую цену, прислушиваясь к разговору. Вышедшая уборщица –прячется, выглядывая из-за угла.

Борисович. Да, Леночка, да. Мы с Германычем встретились и пока по делам здесь ходим. Светик приедет прямо к тебе. Да, не забудь, о чём я тебя просил! Я тебя умоляю. Ну не успел я с утра. Но я же предупредил тебя. Не сочти за труд, потом рассчитаемся. Ну да. Полить не забудь….

Германович показывает жестами, чтобы от него передали привет.

Борисович. Германович здесь тебе привет передаёт.

Германович прикладывает пальцы к губам, показывая, чтобы передали и поцелуй.

Борисович. И целует тебя.

Германович показывает пальцем куда: носик, глазки, щёчка, грудь ягодица.

Борисович. (глядя, куда показывает приятель перечисляет в трубку) в носик, в глазки, в щёчку, в ….(возмущённо смотрит на приятеля, который умоляюще складывает руки) в общем, во все места, ты же его знаешь!
(затем словно вспоминает что-то очень важное) Как моя морковка? (умиленно улыбается) Совсем большая! Глаз да глаз за ней!

Продавцы, расслабились и снова меняют ценники на завышенные. Появляется уборщица со шваброй, убирая пол.
Германович слушает разговор, косясь на приятеля, и в недоумении молчит, перестаёт жевать. Борисович прекращает разговор и убирает трубку.

Германович. О внучке беспокоишься?
Борисович. Какой внучке?
Германович. Твоей, какой же ещё? Мне - то рановато! Кого ты морковкой называл?
Борисович. (недовольно) Да нет у меня внучки, внук один недавно появился и всё. Ты что об этом не знаешь? А больше никого…

Германыч хитро улыбается, подмигивая, и в шутку грозит пальцем.

Борисович. (после паузы) Ты на что намекаешь, хитрая твоя рожа? Это у тебя детишки по всей России и ближнему зарубежью. Не надо меня с собой сравнивать! Если тебе всё равно…
Германович. (прерывает) Да что ты завёлся – то, внук, так внук. Какое мне дело, что ты его морковкой называешь. Просто так обычно девочек зовут! (с ожесточением кусает бутерброд)
Борисович. Тебе виднее как девочек называть – ты бабник известный!
Германович – Причём здесь это-то?

Снова звонит телефон Борисовича: наша служба и опасна и трудна… Он берёт трубку.
Снова привлекают внимание всех слова песни. Продавцы на стороже, приготовились менять ценники, но пока ждут.

Борисович. Да Леночка. Мы здесь.… Как? (пауза) Морковку…? Как…? Похитили? ……Кто? (очень нервничает, переживает, возмущён) Боже!

Барменша и продавщица прислушиваются к разговору.

Германович. (обеспокоенно) Внука похитили?!!

Подходит уборщица со шваброй. Останавливаются два лица кавказской национальности. Продавец оружия выходит из-за стойки, подходит, продолжая протирать кортик. Окружают Борисовича.

Борисович. (не обращая внимания, продолжает разговор) Кто…? Василий…? Гадёныш…! У него совесть есть…? Отец заботился, души не чаял, а он… у родного отца…! (в горе, облокачивается локтями на стол)
Моя морковка! Что же делать…?

Продавщица и барменша обеспокоенно переглядываются, качают головами.

Германович. ( обеспокоенно) Может в милицию?

Окружающие одобрительно кивают головами.

Борисович. Да какую милицию! (обвозя взглядом окружение) Убить надо за такое! Весь урожай морковки! Вся моя надежда. Думал, продам и куплю ещё земли, посажу кабачки и баклажаны, огурцы, тыковки с помидорами, ещё коровку, барашками обзаведусь… (расстраивается)

Всё окружение в недоумении. Машут руками, расходятся. Кто-то крутит пальцем у виска.

Германович. (изумлённо) Ты что, сельским хозяйством занялся? Да у тебя три года назад даже дачи не было. И ты молчал! Мне, своему другу, даже, словом не обмолвился. Жируешь втихаря. Всё один, один! Не стыдно? (обиженно) Латифундистом на пенсии решил стать? Подпольным миллионером….(продолжает возмущённо ругаться)….
Борисович. (не слушает) Я ему покажу, я его породил, я его и убью.

Набирает в трубке телефон.

Борисович. Василий, привет! У тебя совесть есть. Ты отца просто на панель выбросил, ты это понимаешь? Ты посмотри, сколько у тебя всего – и поля луга, скот! Ты позарился на мою морковку.…Единственную…Что…? Не виноват…? Кто её забросил…? А тебе-то что…? Мать сказала, что поливала её. И сегодня собиралась полить! Я ей сказал. Хочешь вернуть…? Вот этого уже не надо. Я от тебя даже понюшки табака не возьму. Не то, что морковку ворованную!
Германович. (успокаивая и обнимая за плечи) Да ладно тебе, прости сына - то! Родная кровь всё-таки. Возьми морковку!

Продавщица и барменша одобрительно кивают головами. Германович по очереди подмигивает им и «делает ручкой».

Борисович. (не обращает на него внимание) Что, старший брат тебя разорил? Сергей что ли? Когда разорил? На бирже? Вчера?
Германович. (восторженно) Ну, вы даёте! Капиталисты подпольные… цеховики….. Морковку растите… (теряя терпение от того, что с ним не общаются, и он ничего не понимает. Почти кричит) У тебя что, рассаду что ли повыдёргивали? Или ты в Африке всё растишь? Какая морковка может быть? Май месяц на дворе…!

Пауза.

Борисович. (устало оборачивается к приятелю) Германович, какой ты отсталый! Да сейчас можно в любое время вырастить любой урожай! Продать его на бирже, купить землю, коров, овец и растить их…. Всё что захочешь…
(пауза, во время которой Германович в изумлении замирает, глядя на друга)
…в своём компьютере!
Германович. (недоумевая) Где растить? Где???
Борисович. (произносит по слогам) В ком – пью – те - ре! (показывает как надо стучать по клавишам) Программа такая есть! Старший сын принёс. У него знаешь, сколько всего! Давно сельским хозяйством занимается! Одного скота почитай тысячи полторы. Если бы спам к нему не залез на прошлой неделе – наверно ещё больше было бы!
Германович. Кто залез?
Борисович. Ну, спам, спам, (почти кричит) спам! Есть такой урод, по компьютерам лазит и всё пожирает.

Барменша последнее гордо улыбается и, вернувшись за стойку, снова начинает наклоняться. Продавщица с интересом подслушивает.

Германович. ( заинтересованно) Слушай Борисович, а когда это ты научился на компьютере то ….?
Борисович. Старший сын помог! Год назад. Он у меня в Администрации Санкт-Петербурга в отделе занятости населения – большой начальник.
Германович. При Матвиенко что ли?
Борисович. Ну да! Они там все в администрации все крупные специалисты по виртуальным урожаям. Сын пристроил меня как пенсионера МВД на компьютерные курсы, всякие бухгалтерские программы изучать, по экономике – Эс-один, Эс-два, Эс-три…
Германович. (восторженно) Хотел к себе на работу взять?
Борисович. Да нет, ему одного игрока в покер не хватало! Бухгалтерию-то я не освоил, а играть – пожалуйста, во всё что угодно! Хотите – покер! Хотите – в дурака! Вот, сельским хозяйством с женой занялись! На курсах в основном этому и учат! Главное чтобы денежки переводили из бюджета!
Германович. (восторженно) Ну ты даёшь! Я тебя уважаю.
Борисович. Да что ты, Германович, слепой что ли? У нас вся страна так живёт! Уже все втянулись: клавишу ррраз - и все у тебя есть - и ВВП какой нужно, и ГЛОНАС самый лучший, и БУЛАВА без проблем и улицы без снега зимой, и трубы не протекают, и перспективный план развития хоть на сто лет. С компьютером – ты можешь всё! Ты интеллектуал!
Германович. (восторженно) Да! Уж это - точно!

Пауза

Германыч. Подожди! Как ты сказал? (Германович вспоминает последнее слово и у него наступает озарение - восторженно повторяет) Интеллектуал! Интеллектуал…!

Борисович смотрит на него с недоумением. Продавщица и барменша в ожидании.

Германович. (быстро достаёт трубку и звонит по телефону) Зайчонок, ау! Перезвони мне с городского, а то у меня денежки заканчиваются!

Через несколько секунд звучит звонок: муси-пуси, миленький мой…. (исполняет Катя Лель). Продавщица начинает в такт музыки двигать руками. Барменша – наклоняться.

Германович. (включает трубку, его голос становится сладким) Лапусик, мой хороший, это твой Пупсичек говорит. Как у Лапусичка настроение, как головка. (заметно нервничает, боясь забыть слово) Сходи миленькая в туалетик…! Нет, не в ванную, в туалетик тебе говорю. Не хочешь? Ну сходи, сходи, Пупсичек! Что делать? Что скажу!

Борисович недоумённо отстраняется от приятеля. Барменша и продавщица морщатся. Продавец оружия заинтересованно откладывает своё дело и прислушивается.

Германович. (продолжает) Там на тумбочке мой журнальчик лежит. Ну, какой, какой! У меня нет других журнальчиков. Ты же знаешь, Лапусик. Да этот. С украинским гомиком на обложке, ну да который в женской одежде пляшет. (слегка напевает) …Я ведь только с мороза, я ведь майская роза…) ( Борисович морщится) Да, да. Найди мою любимую страничку. Нашла? Какую? Ну, причём здесь про баб? Ты же знаешь – я тебя одну люблю! Ну не заводись Лапусечка, это же я твой Пупсик.

Разговаривая, Германович постоянно рассматривает покупательниц в коротких юбках. Одна из них, согнувшись, примеряет обувь у стойки продавщицы, и Германович загляделся на изгибы её тела. Умиленно улыбается, кивком головы обращает на неё внимание приятеля.
Борисович видит ситуацию и, слыша телефонный разговор, корчит физиономии (его коробит).

Германович. (продолжая разговор с женой) Открой ребус номер два и там третья строка по вертикали длинное слово на букву «И».
Сколько букв? Четыре? Ну, какие четыре Лапусичек, это же «Интеллектуал»! Да нет, не я. А причём здесь Борисыч. Ну да мы с ним ищем Леночке подарок…. Нашла? Вот запиши туда слово «Интеллектуал», а то я забуду. Подходит? Ну, вот видишь! Ты у меня молодец. Пуси муси моя маленькая, Лапусичка. Я тебя хочу…, Борисыч тоже…. тебя целует.

Выключает трубку.

Борисович. А почему у тебя ребус в туалете лежит?

Пауза

Германович. (оглядывается по сторонам, потом наклоняется к уху приятеля) Да я там его отгадываю.

Борисович отстраняется и недоумённо смотрит на приятеля.

Германович. Привычка! Отец как-то сказал мне, что помимо физической, надо с утра делать умственную зарядку. Для ума то есть. Ну, это как физкультура для тела, а это для мозгов. А поскольку я в школу всё время опаздывал, то и решил совместить.(пауза) Как говорят:…. полезное с приятным….
Борисович. (задумчиво спрашивает) А что полезное, а что приятное?
Германович. Полезное – разминка мозгов, а приятное…(тоже задумывается, но машет рукой и продолжает) Ну, неважно. Короче пока на горшке сижу – разгадываю ребусы. И ты знаешь. У меня даже пищеварение улучшилось. В смысле не пищеварение, а то, что после происходит. Ни одного запора с тех пор как стал физкультуру для ума делать. Вот журнал там и лежит.

Продавщица прыскает со смеху в кулачёк и начинает перебирать товар. Барменша улыбается, скрываясь за монитором.
Звенит телефон Борисовича. (мелодия: «наша служба и опасна и трудна») Достаёт трубку.
Продавщица и барменша, выглядывая, настораживаются.

Борисович. Да. (слушает что говорят и у него сразу ухудшается настроение) Ты мне не сын! И не надо оправдываться. Ты морковку украл у родного отца…. Ладно, скажи спасибо Германычу,

Германович радуется, показывая продавщице и барменше кулак с отогнутым большим пальцем. Девушки расслабляются улыбаясь.

Борисович. (продолжая) Что, есть капуста? Хорошо, привезёшь два КАМАЗа капусты. Иначе знать тебя не желаю. А ещё матери не забудь цветы…. Зачем КАМАЗ? У неё день рождения сегодня! Только не надо цветы по компьютеру посылать! У неё и так зрение село на сайте знакомств – всё разглядывает там кандидатов…. на доживание. Сходи, купи в магазине реальные!
Приходите к семи. Она не хочет грандиозно. Будут только близкие – вон Германыч со Светиком придёт. Старшему брату напомни и Шурика захвати.

Германович всё внимательно слушал.

Германович. Собаку что ли? Может не надо? У Светика аллергия на шерсть!
Борисович. Да нет – это девушка у него такая Александра. Я её Шуриком зову. Красивая девушка блондинка.

Оба они засматриваются на проходящую мимо девушку блондинку.

Германович. А что, твоя жена тоже в компьютере соображает?
Борисович. Да я как-то её подсадил. Когда мне надоело на сайтах знакомств сидеть. А ей заняться нечем после работы - пилила меня целыми днями – вот я и показал ей несколько клавиш.
Теперь довольная, и мне благодарная – за столом просиживает целыми днями.
Германович. На кухне что ли?
Борисович. (иронично) Да, на кухне! На кухне у неё табличка висит прямо над плитой «Лучше быть красивой, чем хорошо готовить»! Понял?
Германович. А столик-то, какой?
Борисович. Да компьютерный конечно! Она теперь ноутбук не выключает, чтобы сайт не потерять.
Германович. А не боишься? Познакомится там с кем-нибудь и бросит тебя! Зачем ты ей такой старый перец!
Борисович. Да с кем там можно познакомиться? Я год сидел на этом сайте. (оглядывается на продавщицу и барменшу)

Продавщица и барменша, подслушивая и видя взгляд Борисовича, начинают прихорашиваться.

Германович. (с любопытством) И что?

Борисович. Да ничего. Понимаешь Германович, там даже теоретически ничего не может произойти. Женщины – это же один сплошной комплекс!

Продавщица и барменша фыркают, каждая начинает заниматься своим делом. Продавец оружия, начищая нож, заинтересованно подходит, слушая.

Германович. Ну не скажи Борисович. Посмотри, какие они хорошенькие все вокруг. И толстенькие и худенькие! (Машет рукой продавщице – та откликается).
Борисович. Это они здесь такие, а на сайте физиономию намалюют, фотограф им ретушь наложит, и выставляют напоказ. И так и эдак, и ещё в профиль. А мужику-то что надо? Надо на задницу её поглядеть. А как я погляжу – если на фотках одни губы и глаза? (показывает растопыренными пальцами)

Продавщица оглядывает свою фигуру и остаётся довольной.

Германович. Так надо встретиться!
Борисович. Встречался! И что?
Германович. (с интересом) Что?
Борисович. Сижу, жду! Подходит. Я смотрю…. и не узнаю. Наверно она в прошлом веке фоткалась и на сайт эти фотки поставила. А сама улыбается и в глаза мне так заглядывает, свои зенки таращит, словно я ей уже в любви признался. А за этими глазами корму свою огромную прячет….
Германович. (Мечтательно закатывает глаза) Что может быть прекрасней очаровательной незнакомки…(незаметно машет продавщице – та отвечает)
Борисович. Бабник ты! Доедай свой бутерброд и делом надо заниматься!
Германович. (делая вид, что обиделся) Борисыч да ведь ты тоже не подарок. Вон посмотри на лысину то свою….
(Борисович трогает голову рукой)
Волосы вместо головы – из носа лезут! Перепутали направление видать! Ориентир потеряли от старости…
Борисович. Ты Германыч глубже смотри – я же никого не обманываю. Какой есть – такой и фоткаюсь. А они вечно намутят, намутят. В анкете ясно спрашивается, какой рост? Какой Вес?…. Рост напишут. А вес - нет. Спрашиваю, а вес-то, какой? Обижаются. А чего обижаться – то: вес как вес.
Другие пишут – нормальный. А что за нормальный? Какой у них нормальный? Смотрю на фотку, чтобы нормальный вес увидеть – а там одни глаза и рот (показывает растопыренными пальцами). Вот и понимай что такое «нормальный». А назначишь встречу, чтобы узнать, что такое нормальный, так приходит этакий бочонок – не знаешь, каким местом он сидеть будет. А уйти-то уже некрасиво. Приходится с ней сидеть кофеём угощать и улыбаться. А она, верно, думает, что мне её нормальный вес нормальным показался и ещё пуще улыбается – потому, что счастлива становится от наших общих совпадений мнений. И так завлекательно смотрит на меня, и всё норовит ножкой своей, как у рояля, меня коснуться. В дамскую комнатку сходит пару раз для демонстрации, покачивая эдак своей нормальностью из стороны в сторону, что другим мимо неё не протиснуться бывает.

Продавец оружия улыбается, слушая рассказа. Трёт оружие.

Германович. ( задумчиво) Слушай…., у тебя этой, «с нормальной», телефон случайно не остался?
Борисович. (осуждающе качает головой) Мне один умный человек сказал, что порядочные люди на сайте познакомиться не могут.
Германович. Это ж почему?
Борисович. Потому, что порядочная девушка на первое приглашение никогда не откликается, а джентльмен второй раз не предлагает!
И вообще это не дело. Точнее не для нас! Каждый должен заниматься своим делом!
Германович. Да как же ты узнаешь твоё это дело или не твоё.
Борисович. Это верно чувствовать надо. Лежит у тебя душа или не лежит….(хитро сощурясь) А ведь у тебя Германыч, тоже сегодня праздник!
Германович. Какой такой праздник?
Борисович. Прикинь, если б ты того помощника прокурора пристрелил? Где бы сейчас был?
Германович. А причём здесь сегодня?
Борисович. Так мы ж тогда моей Ленке день рождения справляли! И сегодня у неё снова день рождения! И снова юбилей!
Германович. (вспоминая) Да точно. Ну, ты даёшь Борисыч! А я забыл…. Вот если б я его застрелил.… Пойду ещё бутерброд возьму!
Борисович. (говорит в вдогонку чуть громче) Ну, так ты же его застрелил! Или ты уже не помнишь Германович?

Продавец оружия испуганно ретируется на место и занимается своей работой.
Продавщица испуганно выставляет на прилавок табличку «Перерыв» и уходит.
Германович идёт за бутербродом, барменша ему опасливо улыбается.
Борисович, пользуясь случаем, идёт с ним и останавливается у зеркала на столе у продавщицы. Глядя на собственное отражение, рассматривает волосы в носу, незаметно пытается выдернуть их, но это больно и плохо ему удаётся – он морщится от боли. Возвращается с Германовичем к столу, трёт нос.

Германович. Да, я имею в виду, если б совсем застрелил его, замочил то бишь.
Борисович (Перестаёт тереть нос, внимательно и серьёзно смотрит на собеседника.) Тогда бы я получил премию!
Германович. (недоумевая, бутерброд зависает в руке) За что это, ты премию получил бы?
Борисович. ( серьёзно) Ну, мне же Светик позвонила утром и сказала, что ты в прокурора стрелял, прямо как народоволец, и сейчас сидишь в КПЗ кричишь, что всех уволишь. Я бы рапорт написал руководству, что по оперативным сведениям, ты в ночь с какого там числа? Какое там сегодня? Двадцать девятое? (вопросительно смотрит на приятеля, делает паузу, ожидая ответа, но, не дождавшись, продолжает) Значит, в ночь на тридцатое мая застрелил помощника прокурора. А? Каково?
(делает паузу и затем продолжает громко, поднимает палец вверх)
…по заданию германской разведки…

Германович вытягивается во весь рост, бутерброд замирает в руке, открывает рот от изумления. Продавщица и барменша, продавец оружия – все изумлённо замирают. Звучит гонг.

занавес

Акт первый
Картина вторая

(10 лет назад)
В темноте зала начинают звучать как выстрелы громкие щелчки. Азартные крики аналогичные как в прологе: ААА, ММ, ОЙ, На тебе, вот так, получи, дождался? Я тебя предупреждал! …
Снова как в прологе луч света освещает кабинет начальника уголовно розыска. Обстановка 10 лет назад: обветшалые стены, отклеенные обои, с потолка свисает лампочка в патроне, старая лампа на столе… портрет министра МВД Грызлова и тот же портрет Медведева с Путиным в обнимку.
Виктор Александрович забивает козла с подсадным. Оба на 10 лет моложе. Зритель слышит звуки бьющихся о стол костяшек и их возгласы

Начальник розыска. А чёрт! Вот так, получи, вот ещё, и тебе, и тебе. Гадёныш! (левой рукой крутит усы, бьёт костяшкой по столу).
Подсадной. Ерунда…, сколько раз тебе говорить, твои дуплеты здесь не играют. Ты не на охоте! (бьёт костяшкой в ответ)
Начальник розыска. Заткнись! Лучше в кости свои смотри! (чуть поворачивает голову в сторону подставного и левой рукой хлопает того по ноге) Куда ты уселся? Это же секретные документы, чёрт бы тебя побрал! (снова продолжает азартно играть).
Подставной. (недовольно привставая и вытягивая из под себя листы, откладывая их в сторону к папкам) Знаю я ваши секреты. Только народ дурите, чтобы скрывать правду.
Начальник розыска. (продолжая азартно играть) Не смеши меня! Вот так! Получай!
Подставной. Планы-то отменили?! Как теперь работать будете? Ну что поехал? Лезь на базар! Вот то-то же!
Начальник розыска. На словах отменили, а по приказу всё равно спрашивают! Тебя это не касается! (бьёт костяшкой по столу) Получай – теперь ты проехал? Иди на базар! Сам-то не выполнил план в этом месяце! Раскрытий нет – и премии нет! Получишь голый оклад. Вот так, будешь знать, как с милицией связываться! Получи по полной! Это тебе не семечки лузгать, и не мелочь по карманам тырить! А чёрт, неправильно походил!
Подсадной. (возмущённо) А за износ одежды и питание? ( бьёт костяшкой в ответ) Иди сам на базар!
Начальник розыска. За одежду и питание получают, кто в камерах работают, а ты бездельник! Всё по обезьянникам ошиваешься! (набирает кости и стучит, пропуская ход)
Подсадной. (ехидно, садясь на место) А что, сокращение-то у вас прошло? ( снова выставляя кости)
Начальник розыска. Прошло, прошло! (раздраженно) Прошло и вышло. Кого сокращать – то? Сократили вакансии. Теперь у меня один постовой милиционер на весь отдел и два с половиной дежурных – поскольку за половинку работает стажёр участковых! Зато генералов было четыреста, а стало шестьсот!
Подсадной. (возвращаясь к теме разговора, умоляя) А может, придумаем чего?
Начальник розыска. С генералами?
Подставной. Да нет, с раскрытием! Давай из газеты чего найдём, я тебе бумагу напишу, что сообщал об этом ранее. Число поставим соответствующее. Теперь столько в жёлтой прессе пишут, никто и проверить не сможет! А? Тебе половина премии! Идёт?
Начальник розыска. Ты что, хочешь про министра юстиции Ковалёва написать или про Индиру Ганди? Да меня выгонят вместе с тобой за такую информацию!
Подсадной. Куда же тебя выгонят? Ты только и делаешь, что бани генералам организовываешь, (пауза, во время которой глядят друг на друга) Да ещё рыбалку с охотой! У тебя все егеря знакомые.
Начальник розыска. Что верно, то верно. (довольный бьёт о стол кладя костяшку)
Подсадной. Может, всё же что-то придумаем? Давай ты мне наркотик дашь изъятый, а я его кому-нибудь подложу?
Начальник розыска. Если только себе! Или своей жене!
Подсадной. Так я же холостой!
Начальник розыска. Ну, так значит ты один кандидат.
Подсадной. Я схожу в клуб, бармену под стойку засуну. А твои хлопцы их всех арестуют. (со стуком кладёт костяшку)
Начальник розыска. (отрывается от игры и внимательно смотрит на собеседника) Ты мне провокацию устраиваешь?
Подсадной. Да что Вы, Саныч! Вы же сами меня в Москву на стажировку посылали! Там все так работают! Знаешь, какие у них показатели высокие!
Начальник розыска. Ну, вот и возвращайся в свою Москву. Чего сюда вернулся?
Подсадной. Сами же меня послали на повышение квалификации и сами же ругаете теперь. Говорили – положено по приказу, а что там у вас положено, читать – то не даёте. Всё секретно (берёт в руки документ со стола и начинает читать): Обмен спецаппаратом между регионами….
Начальник розыска. Положи документ – он секретный! Пошёл бы ты работать. В камеру внедряться не хочешь – боишься, так езжай на вокзал – там с перекупщиками и мошенниками познакомься. Сидишь целыми днями в дежурном обезьяннике, одних алкоголиков разводишь на деньги. А потом от них жалобы поступают на твоё, якобы, неизвестное нам лицо. Помнишь, как ты денег набрал с пьяниц, чтобы им бумага из милиции на работу не пришла и смылся? Иди, работай!

Подсадной слышит за дверью шум и припадает глазом к замочной скважине двери. Затем ухом. И снова глазом.

Свет начинает освещать всё отделение милиции: ветхие отклеивающиеся обои, облезающая краска и т.д.

Слышатся стоны ААА, и причитания: «ала он мина убыл! Сиволоч»!
На столе помощника дежурного, животом вниз, лежит мужчина кавказской национальности в ярком плаще, завёрнутом на голову, и стонет. На руках вытянутых вперёд – наручники.
У его изголовья сидит дежурный в форме старшего лейтенанта. Продев через кольцо рук лежащего свою руку, он держит на колене протокол, в который заносит ручкой сведения.
Сотрудник группы захвата держит лежащего на столе.
Первая комната для задержанных пуста.
Во второй с окровавленной повязкой на голове сидит Фридрих Германович.
Около стола медсестра разрезает ножницами брюки лежащего, врач пытается считать пульс на его руке, глядит на свои часы.

Медсестра. (доктору) Пуля прошла навылет, надо зашивать. (трогает рану, показывая доктору, затем накладывает тампоны)
Помощник прокурора. (лёжа на столе, пытается повернуться на бок) ала!! сговорылыс да! Умыраю! Пышы и протокол! Как сигодна на ваша район прокурора убывал!
Подсадной. (взволнованно начальнику розыска) Саныч, по-моему там прокурор. Его к столу привязали. Он орёт белугой.
Фридрих Германович. (пьяно кричит стоя у решётки) Всех уволю! Дайте я его застрелю! Какой он прокурор, посмотрите, как меня изуродовал бандюга! Где его ксива?
Подсадной. (с сомнением начальнику розыска) А может и не прокурор вовсе!
Сотрудник группы захвата. (удерживая лежащего одной рукой второй замахивается ему в лицо) Лежи спокойно не дёргайся черномазый! Где твоя ксива?
Помощник прокурора. Какой иксива токумент на изади укармане, кушай мэнтара!
Подсадной. (начальнику розыска) Похоже, что прокурор!

Сотрудник группы захвата вытаскивает у лежащего из кармана красную корочку с дыркой в центре, раскрывает её, и она распадается на две картонки. Он смотрит на них и затем прикладывает к глазам как маску.

Сотрудник группы захвата. Вот твоя «ксыва» – наверно с карнавала едешь? (смеётся)

Подсадной. (начальнику розыска уверенно) Нет, скорее всего не прокурор!
Германович. (пьяно хорохорится показывая кулаки через решётку) Кто меня задержал, я всех помню! Пишите рапорта на увольнение!
Начальник розыска. (с испугом) Закрой дверь и отойди! Сделаем вид, что нас нет! Может, закончим игру?
Подсадной. ( отходит к столу начинает месить базар) Тебе немного до козла осталось, хочешь съехать?
Начальник розыска. (с обидой) Ещё посмотрим! Меси аккуратней и по столу не бей, чтоб неслышно было!

Свет в кабинете начальника розыска постепенно затухает, оставляя во внимании зрителя только дежурную часть.

.Дежурный. (раздражённо врачам) Ну не могу я с вами его отпустить, понимаете, не могу! Нет у меня сопровождающих. Один я остался в дежурной части. А вдруг он не прокурор, а преступник - головорез?
Помощник прокурора. (со стоном) Ал, я жэ говору я нэ прокурор я, я нэ прэступнэк. Я помошнык, вам говору! вах умираю!
Германович. (через решётку) Чей он помощник? Бен Ладена? У него вместо удостоверения бита в машине, чтобы сотрудников Угро по голове бить.
Помощник прокурора. Ала, какой такой Угро? икто тэба был дарагой, ты видэл? Может тэба Аллах наказал, за то, ичто ты в мэна истрелал!
Грманович. Моя жена всё видела, как ты бил и на сломанной бите отпечатки твои есть.

Германович одновременно из клетки заигрывает с медсестрой, машет ей ладошкой. Та тоже кокетничает.

Доктор. ( качает головой показывает на сотрудника группы захвата) Вот же ваш сотрудник, отправьте его с нами в больницу.
Дежурный.(огорчённо) Да это не мой сотрудник. Он из вневедомственной охраны, мне не подчиняется.
Сотрудник группы захвата. (возмущённо) Никуда я не поеду. Я вам преступников доставил, вот и разбирайтесь с ними. Мои все уже по расписанию стоят под мостом. У нас по городу операция «антитеррор».
Германович. Ты уже ничей сотрудник, я тебя уволил, можешь снять свой панцирь, сдать оружие и ехать домой!
Помощник прокурора. (приподняв голову) Ала воона у вас в клэтке тэррорист исыдыт, Прызыдэнт говорыл замочыт такых ынадо на сортире…
Германович. (пьяно распаляясь за решёткой) Выпустите меня, я его сам в туалете домочу!
Дежурный. Тихо! Тихо. (доктору) Зашивайте прямо здесь, скоро следственная группа подъедет и руководство!

Доктор кивает медсестре, и она достаёт чемоданчик, кладёт его на табурет, вынимает ножницы, режет брюки, улыбается Германовичу. Достаёт небольшой шприц и показывает его Германовичу, кивая на лежащего. Германович отрицательно качает головой и показывает руками больший размер. Медсестра достаёт огромный шприц, словно примериваясь, показывает его лежащему.

Помощник прокурора. (в ужасе глядя на шприц, кричит доктору) Дохтор, ала дохтор, ысмотры, что твой медсестор дэлат!
Германович. (из-за решётки, улыбаясь медсестре) Это шприц прокурорский, самый раз!

Доктор оборачивается к медсестре, видя её шутку, молча, улыбается. Сестра меняет шприц, заправляет его лекарством.

Дежурный. (записывая, обращается к Фридриху Германовичу) Ну и как же вам удалось этого гражданина подстрелить.
Германович. Какой гражданин, этот террорист меня на перекрёстке остановил и хотел в плен взять!
Помощник прокурора. Какой плэн? У мена машин сломалас, просыл его чынит!
Германович. А битой тогда зачем бил по голове? Чинить не соглашался?
Помощник прокурора. ( Борисовичу) Ал, я и нэ был, я пугал неэмножко да, пачэму ынас чёртам гурузинским абзывал а? И какой такой каныибалами. Мы ышто тэбе кушат хотэл?
Германович. Так вы черти и есть! Выскочили и давай меня к себе в машину заталкивать. Не каннибал, а грузинский Ганибал!
Помощник прокурора. Ала, мы азэрбаджанцы!
Германович. (дежурному) Да кто ж их террористов разберёт, товарищ дежурный, какая разница! В отчёте они все – лица кавказской национальности.
Дежурный. (записывая, обращаясь к Германовичу) А пистолет зачем достал?
Германович. Как не достать. Когда он биту схватил и меня сзади по голове. Бита сломалась. Я обернулся, а он снова замахивается. Тут я и не выдержал, кричу:
«А ну, черножопые, выстаивайтесь по ранжиру я сейчас вас ровнять буду горизонтально»!

Доктор и медсестра сотрудник группы захвата вздрагивают. Понятые (кавказцы) вытягиваются по стойке «смирно»

Германович.(продолжая возбуждённо) Один спрятался за свою волгу. А этот с битой развернулся, и бежать к нему. Тут-то и понял я, что они машину – то спёрли, а настоящего прокурора замочили. А теперь меня хотят схватить и за выкуп вернуть! «Стой»! - кричу им, - «стрелять буду»! А они всё за машину свою прячутся и от меня укрываются за ней, как тараканы, своими чёрными спинами выглядывают, будто на четвереньки встали. Я к ним, а они вокруг, словно собрались со мной в салочки играть. Не выдержал я такого соревнования - пробежал несколько кругов вокруг волги, а затем давай им по ногам палить, чтоб, стало быть, прекратили свои художества выписывать.
Вижу, этот закричал, деревяшку бросил в сторону и за жопу схватился правой рукой. Но меня-то так не обманешь. Я-то знаю, стрелял гораздо ниже.
Я к нему, требую удостоверение показать. А он согнулся, бежит от меня хромая и в свою задницу пальцем тычет, словно там написано, что он прокурор. ( показывает пальцем) Кричит: Ты меня убыл, ты меня убыл. Какой он прокурор – по-русски говорить не может! А причём здесь я? Я в асфальт стрелял и по ногам.

Дверь на улицу распахивается и входит начальник криминальной милиции в полковничьей форме. Заходит внутрь. Все его видят, замирают и замолкают.

Дежурный. ( освобождаясь от лежащего подскакивает к полковнику, отдаёт честь, докладывает) Товарищ полковник…

Полковник жестом прерывает его, показывая, чтобы замолчал. Все замолкают, наступает тишина. В тишине явно слышно как будто блеет козёл. Начальник осматривает всех, и всё. Далее идёт на звук и подходит к двери начальника розыска и резко открывает её. Свет прожектора гаснет в дежурной части и освещает кабинет. На столе сидит подставной и выкладывает из рук на стол костяшки домино. Под столом сидит начальник розыска и блеет по козлиному.

Подставной. (считает) Одиннадцать, двенадцать, тринадцать…
Начальник розыска. (в промежутках между счётом, из-под стола) Бее, бее, бее…

Занавес!

Акт первый
( картина третья)

( настоящее время)
Снова коридор магазина Фридрих Германович и Павел Борисович продолжают разговор за столиком. Продавщица, барменша и продавец оружия – все прислушиваются к разговору.

Германович. (Выпрямившись, от удивления. Поперхнулся бутербродом). Ты чего с ума сошёл Борисыч, какой разведки? Мы же с тобой операми тогда служили, напарниками были в уголовном розыске. Боролись с бандитами…
Борисович. (машет левой рукой, успокаивая приятеля) Да помню я всё! ( Отщёлкивает верхнюю клёпку своей джинсовой белой куртки, стряхивает пальцем пыль с левого плеча и назидательно продолжает) Только я был старшим, а ты младшим и находился у меня в подчинении. Просто я тогда тебя не спрашивал, поскольку мы с тобой в одной лодке сидели. А вот теперь скажи мне, как это ты умудрился в Германии родиться?
Германович. (примирительно) Да я же тебе говорил, родился я там, поскольку отец у меня служил в Потсдаме.
Борисович. (продолжает наезжать) Это который тебя в туалете научил мозги по утрам заряжать? (пауза) Видать не зря он тебя учил, а ты ничего так и не понял! Ему видимо тоже там сидеть нравилось…. шифровки писать! И отчество у тебя Германское просто так появилось. Да?
Германович. (оправдываясь) Какое Германское? Отца моего Германом зовут. Поэтому я – Германович.
Борисович. А откуда у него имя такое нерусское?
Германович. Был такой революционер Герман Лопатин, первый переводчик «Капиталла» Не слышал?
Борисович. А ты почему Фридрих?
Германович. Сам знаешь почему! В честь сочинителя «Капитала»!
Борисович. (делая уверенный вывод) Вот именно – капитала! Нет, Андрюха, как не крути. Ты же оперативник! Не бывает столько совпадений за один раз. Я тебе в то время ничего не сказал. Поскольку прокурор всё же выздоровел. С тех пор десять лет прошло. Расскажи я свои догадки следствию, ты наверно бы сейчас ещё на нарах парился. А я бы точно премию получил и дачу себе купил на берегу озера, живность развёл, огород посадил и не в долбанном интернете как сейчас…(мечтает, закатывая глаза, затем что-то вспоминает, быстро достаёт телефон и звонит)
Ой, подожди, подожди, сейчас, пока не забыл!
( Звонит по телефону).
Ленусик! Ты редиску не забыла полить? А кабачки прополоть? Ну, умница. (довольный улыбается) Василий обещал мне за морковку два КАМАЗа овощей, проконтролируй, пожалуйста. И пусть в мой огород не суётся.

(выключает телефон, но не успевает положить его в карман, как снова звучит мелодия «Если кто-то кое-где у нас порой»)
Продавщица и барменша настораживаются.

Борисович. Ну что хотела милая…? А ты внимательно посмотрела? И что, они там созрели, полностью…? И никто эти дыни не собирает?

Германович крутит пальцем у виска. Подошли два лица кавказской национальности, прислушались к разговору.

Борисович. (продолжает говорить в телефон) По сколько…? Ничьи? Тогда срочно! Не медли, бери дыни! Прямо сейчас!

Первый кавказец. Вах вах, дорогой, почом дын? Ала ишо
Рана да. В мае дын! Вах Вах. У Нас в Баку ищо дын нэт и Дагестане нэт, а издэс есть!

Германович держится за живот от смеха.

Второй кавказец. (обращаясь к Борисовичу) зачем смеёшса, искажи брат. Мой дын покупай, искажи исколко истоит!
Борисович. (показывает им на хохочущего Германовича) Он несколько лет назад таких как вы пристрелить пытался, одному в задницу попал, вот и смеётся – теперь точно не промажет!

Барменша, слыша разговор, выставляет табличку «обед» и тоже уходит.
Кавказцы незаметно смываются переговариваясь между собой.
Борисович выключает телефон. Оба возвращаются к прерванному разговору.

Германович. (переставая смеяться) Ты что не помнишь наши премии! На них можно было только две кружки пива купить.
Борисович. (обстоятельно) Во-первых, премию мне бы совсем другое ведомство выписало бы! (показывает указательным пальцем наверх) А там знаешь, какие расценки за предателей? Огого! Ну, посуди сам: родился ты в Потсдаме. Так? Так! Зовут Фридрих? Так! Отчество у тебя Германович. Так? Так! Отец у тебя Герман? Служил военным в Германии…
(наклоняется и хитро заглядывает приятелю в глаза) …А на чьей стороне, извольте спросить?
Германович. (оправдываясь) Путин тоже в Германии служил…
Борисович. (ожесточённо) Путина не тронь! Путин прокуроров не стрелял у себя на Родине. Он нечисть всякую и недобитков в гальюнах мочил!
Германович. (откровенно удивляясь) Ну, ты даёшь Борисыч! Я и не знал, что ты из «Нашистов». И что же это ты до сих пор всё молчал и думал, что я предатель? А что же ты меня обнимал, когда я из КПЗ выходил?
Борисович. Ну, мы же всё же напарниками были!
Германович. А где же бабло, которое мне дали за покушение на прокурора?
Борисович. Так в том – то и дело, что ты операцию всю провалил! И за это даже понюшки табака не дали! И на понижение в изолятор перевели служить!
Германович. (с усмешкой) В женский! Да? Начальником оперчасти! Ты же мне говорил тогда, что козла в огород запустили! Что все зэчки в декрет уйдут, тюрьма опустеет! Придётся охрану распускать!
Борисович. (вспоминая) Про козла…. может тогда и говорил…
(переходя в атаку) Да хоть и в женский! Как раз там-то и можно отлично загаситься пока суд да дело.
Борисович. Вот видишь, это всё потому, что вместо того, чтобы делом заниматься, ты водки нажрался и на прокуроров охотиться пошёл. А кто же задание выполняет в нетрезвом виде? Вот и промахнулся. Каждый должен заниматься своим делом! Ты ведь в уголовном розыске служил. Должен был грабежи, разбои раскрывать. А ты в киллеры записался! Вот смех!
Германович. Борисович, ты так ничего и не понял? Я же не знал, что он прокурор!
Борисович. Чего же ты именно в него попал? Чем он тебе приглянулся?
Германович. Ты совсем забыл, что мы со Светиком со дня рождения твоей жены ехали на рабочей шестёрке. Скажешь я, и день рождения у Ленки специально придумал? Или её подговорил? (усмехается)……Чтобы она родилась в день, когда я прокурора стрелять буду? Ха-ха!
Борисович. Ты мою жену сюда не приплетай. День рождения у неё был тот, какой нужен. А вот ты скажи, откуда знал, что в это время прокурор поедет на своей чёрной волге?
Германович. (Разводя руками) Да я и не знал вовсе. Откуда мне знать, сколько у тебя было водки куплено? Как всё выпили с тобой часа в два ночи, мы со Светиком и поехали.
Борисович. Вот если бы все опера так ездили пьяными и в два ночи и на прокуроров нарывались! Давно бы всех прокуроров поотстреляли.
Германович. (возмущённо) Ничего себе! Поотстреляешь их, поди, если они с битами ездят. Просто преступная группа какая-то оказалась на этнической основе…

(Звучит мелодия если кто-то кое где у нас порой…Борисович достаёт трубку).

Борисович. Да Ленусик. Что? Дыни? Они про них забыли? А смогут узнать, что это мы…? Ты тогда срочно их обменяй у своих подружек на что-нибудь. Ну, на стадо гусей. Дети… не…. Не догадаются. Подумают, что это не мы. Только давай быстрее. Целую моя умница!

Германович. А Что у тебя за куртка такая? Выпендрился. Ты как доктор Айболит в ней. Словно больничный халат с накладными карманами.
Борисович. У меня же праздник – у жены день рождения! Вот я и выгляжу торжественно! И у тебя праздник! Ты же в день рождения моей жены прокурора грохал! (смеётся)
Германович. Поэтому ты решил в честь праздника гинекологом одеться? У нас что карнавал? (смеётся, и в процессе вспоминает) Ой чего тебе сейчас расскажу! Хорошо напомнил своим халатом! Только не перебивай, а то забуду.

Продавщица, барменша возвращаются и прислушиваются, продавец оружия тоже.

Германович. (продолжает) Я когда в школе учился – познакомился с медичкой одной, - она старше меня была лет на пять. Ну а я в седьмом классе был рослый такой (показывает рукой выше себя) – со мной все хотели познакомиться. Вот я её и спрашиваю. Кем ты, говорю, будешь, когда выучишься? А она мне отвечает - гинекологом. А я не знал, что это за специальность такая, но хотелось ей подыграть, чтоб порадовать и контакт наладился побыстрее. Вот и говорю – а я буду
твоим первым пациентом! Думал, она обрадуется. А она как-то странно уставилась на меня, подозрительно. Но тогда я так ничего и не понял.
Борисович. Ну и как, контакт наладился? Усадила она тебя на вертолёт, в рабочее кресло?
Германович. Нет, не успела. Больше мы не встречались.

Оба хохочут.

Борисович. О! Барменша вернулась с обеда. Давай по кофейку.

Германыч снова подходит к барной стойке и делает заказ, приносит и ставит всё на столик. Звонит мелодия «муси пуси миленький мой…» Германович достаёт телефон. Снова разглядывает проходящую мимо девушку.

Германович. Кисюнчик ты мой маленький. Ну что же я сделаю.

Девушка оборачивается на его голос. Германович приветливо машет ей рукой. Затем продолжает говорить по телефону.

Германович. (продолжает) Никак не выберем. Только о тебе и думаю моя лапочка. Мусенька моя. Мы постараемся. Как можно скорее. А ты поезжай к Леночке, а мы туда приедем. Целую Пусечка, во все твои местечки. (выключает телефон)

Звучит мелодия «Если кто-то кое где у нас порой..» Борисович вынимает телефон.

Борисович. Да, Леночка. Привёз капусту? Молодец! Хороший сынок. О дынях ничего не спрашивал? Нет? Ну и хорошо. Значит не заметили. Как гуси? Гогочут? О–го-го! ( радуется) Очень хорошо. Смотри за хозяйством, а то вокруг одно ворьё.
(Кладёт трубку и обращается к Германовичу, задумчиво вспоминая хорошее.)
Понятливый у меня сынок. С малых лет…. Выручил меня как-то раз на Кипре!
Германович. Он что у тебя иностранный язык знает?
Борисович. Какой язык? Да нет! Просто парень душевный! Мы когда впервые за границу вырвались, помнишь нам стали отпуск оплачивать с перелётом. Так я с женой и детьми рванули на Кипр. Васеньке тогда лет пять было, а Сергею десять. Ну и зашли в дьюти-фри. А там вискарь дешёвый, как водка у нас в магазине. Я купил сначала литруху, а потом вижу, стоит бутылка огромная в виде пушки на колёсиках качается и ещё дешевле получается, если разделить на литраж! Думаю, а была, не была, прихватил и её. Она литра четыре с половиной тянула.
Вот прилетели на Кипр. Там, то ли таможенники, то ли пограничники хрен их поймёт в форме ихней. Остановили меня, и давай говорить что-то, показывают на Виски. Не пропускают на улицу. Видимо, что много. Нас в самолёте предупреждали, что вроде как по литру положено. А у Нас больше пяти получатся на всех. Таможенники показывают на меня и жену пальцем. А потом на спиртное, мол, вас двое и столько много.
А я им показываю на своих детей и на пальцах объясняю, что нас четверо, а не двое! Они между собой чего-то покумекали. Тычут в старшего, а затем на виски. Мол – он тоже пьёт?
- Ещё как, - говорю, - У нас в России без этого нельзя! Старший то у меня длинный был. Они кивнули головой. А потом стали на младшего показывать и что, мол, он тоже пьёт? И улыбаются этак насмешливо. Так я с ними не согласился. Говорю, у него уши постоянно болят! Компресс! Компресс! На уши. И показываю им, что мы ему постоянно компрессы на уши ставим, чтоб внутреннее ухо не болело! Тут и Владик помог – взял в руки литровый вискарь искривил физиономию и завыл белугой, словно у него действительно уши разболелись. Показывает таможенникам, как он вискарь к ушам прикладывает. Ну, после этого бутылку у ребёнка отбирать не стали, пропустили так. Глупые они – иностранцы!

Оба смеются. Продавщица, барменша и продавец оружия улыбаются. Барменша включает ноутбук и снова начинает наклоняться.

Германович. (улыбаясь) Куртку оттуда что ли привёз?

Борисович расстегивает и гордо рассматривает свою куртку в зеркале витрины.

Борисович. Ты что, это настоящая джинса. Ты только посмотри, какая толщина. Не то, что твои китайские шмотки. Это мне сестра жены из Америки прислала из Чикаго. Смотри, какие клёпки с гравировкой - повеситься можно, не оторвётся! (тянет клёпку, пальцами, показывает какие они крепкие)
Вот видишь! Каждый должен заниматься своим делом! Если вещь шьют так настоящую! Крепкую!
Германыч. Зачем тебе такая крепкая? Ты что собрался в своей куртке над пропастью висеть? Одежду надо носить простую и понятную! Вот смотри!

Мимо проходят очаровательный девушки. Германыч распахивает куртку и показывает им потом зрителям свою футболку. Там нарисовано большое красное сердце и надпись на английском. Затем поворачивается к продавщице. Девушки прыскают со смеху и скрываются среди покупателей. Продавщица улыбается и показывает, что целует Германовича – чмокает губами.

Борисович. (Заглядывая на футболку Германовича) Во что ты оделся? Пугало! И как я с тобой ещё хожу! Сейчас же застегнись – не позорь мои седины! Что у тебя написано на груди? Ты же старший офицер уголовного розыска!
Германович. Ну что ты пристал? Офицер, офицер. Может я всегда мечтал одеть такую футболку! Все эти двадцать три года службы сказать женщинам, что я их всех люблю! Всех до единой!

Борисович. Бабник ты и есть бабник. Наелся? Пошли дальше.

Германович обиженно застёгивает куртку под горло. Выходят из-за стола. Подходят к входу в оружейный отдел. Здесь же при входе стоит банкомат боком к наружной витрине. Германыч обошёл вокруг банкомата, оглядывая его с трёх сторон, заходя при этом в отдел.

Германович. (примирительно) Борисыч, у тебя карточка банковская есть?
Борисович. (успокаиваясь) Нет, и не надо!
Германович. (показывая на банкомат) Крепкая штуковина! Как их вскрывают воришки? Я слышал, мошеннический отдел занимался. Недавно задержали группу. (обращается к приятелю) Ты не в курсе?
Борисович. (гордо) Поступала информация…, я в отдел по мошенничеству направил через Серёгу – начальника криминальной милиции, моего воспитанника. Помнишь, который тебя из КПЗ вытащил после покушения на прокурора?

Оба подошли к прилавку. Германович взял с прилавка пистолет и рассматривает его.

Германыч. Может ей пистолет подарить, от всяких там маньяков? Не всегда же ты рядом с ней. ( восторженно приятелю) Смотри, как настоящий! Вот это делают, ни за что не отличишь…! (начинает передёргивать затвор пистолета, обращается к охраннику ) Пульки-то есть к нему?

По коридору прогуливаются два охранника торгового центра и разговаривают между собой, находясь спиной к входу в магазин с оружием. Охранники вооружены.

Продавец оружия. (сыпет на стол горсть) Сколько угодно!
Германович. Борисыч, а как эти преступники банкоматы вскрывали?
Борисович.(подходя к банкомату) Да способов много! Тупые, так просто их крадут или на месте пытаются вскрыть. Там, в задней стенке есть дверца. Умные без шума денежки получают или переводят куда надо! Всякие штучки мастерят. Подсматривают коды или ставят камеру, которая считывает нужную информацию. А потом делают дубликаты карт и снимают денежки.
Германович. (Задавая вопросы, автоматически снаряжает пистолет) Как же ловят этих умных?
Борисович. Да они не знают или забывают от жадности, что в каждом банкомате стоит видеокамера. И как только они подошли, его физиономию сразу записали и время когда он на клавиши нажимал. (пауза) А вот если бы всё делали стоя сзади ли сбоку, то на видео бы не попали.
Германович. Это как, сзади? (начинает, шутя, прицеливаться в разные стороны)

Борисович заходит сзади банкомата, и, обнимая правой рукой, пытается достать до клавиатуры.
Прогуливающиеся охранники остановились к ним спиной и беседуют между собой, жестикулируя.

Борисович. Вот так, видишь?

Германович с пистолетом подходит к нему ближе и заглядывает в банкомат, куда Борисович тянет руку.

Германович. Ну, так тебе до клавиатуры то не достать, и карточку не засунуть!
Борисович. (раздражённо повышая голос) Да нет же смотри, надо просто поудобнее встать и рука прямо дотягивается!

Привлекает внимание продавщиц, барменши и продавца оружия. Они с интересом наблюдают.

Борисович привстаёт на носочки, обнимая банкомат, ещё дальше протягивает руку между витриной и стенкой банкомата, пытается дотянуться до клавиатуры. Слегка тянет банкомат на себя. Банкомат чуть отклоняется от стены и ему удаётся просунуть руку! Борисович попытался пальцами достать клавиши.

Борисович. Вот видишь!
Германович. Да, почти достал. А как же ты будешь нажимать цифры, если ты их не видишь?
Борисович. (раздражённо) Да ну тебя! Какой-то ты бестолковый, словно и в милиции не служил! Когда надо будет – всё увидишь!

Борисович отпускает наклонённый банкомат и опускается с носков. Банкомат прижимает его руку к витрине. Он не может её выдернуть. Клёпка на рукаве его белой куртки попала в щель, и он начинает дёргать рукой. Продавец оружия внимательно смотрит за своим пистолетом, наблюдая общую картину – молчит.

Борисович. (не громко ругается) Зараза! Застрял. Помоги мне.

Германович, автоматически перекладывает пистолет в правую руку, и левой пытается наклонить банкомат к себе. Но у него не получается потому, что Борисович своим весом прижимает банкомат. Он начинает помогать правой рукой.

Продавец. (боясь, что пистолет могут поцарапать, или тот случайно выстрелит, кричит) Пистолет! Пистолет! Осторожно!

На крик продавца, суету и кряхтенье оборачиваются охранники и видят, что ломают банкомат, а в руках одного – оружие.

1 охранник. (кричит испуганно) Всем стоять, всем лежать, руки вверх!!

Продавец в магазине – опускается за прилавок так, что его не видно. Продавщица и барменша поворачиваются к залу спиной и поднимают руки. Борисович начинает дёргаться сильнее и ругаться. Германович ему помогает. Охранники достают из кобур пистолеты.

2 охранник. (кричит) У них оружие!!

Охранники – один ложится, другой прячется за столик. Уборщица со шваброй пробегает мимо. Двое кавказцев появившиеся снова скрываются.

1 охранник. Оружие, бросить оружие! (Кричит в радиостанцию) Вооружённое нападение на банкомат, срочно всем сюда. Группу захвата. Тревога, Эвакуация граждан!
Борисович. Какое оружие, вы предурки? Какая эвакуация?
Германович. может это не нам?

Стоя спиной к охране, Германович, забыв про пистолет, уже двумя руками продолжает помогать наклонить банкомат. Борисович оборачивается и видит прямо перед собой дуло пистолета, который держит его приятель.

Борисович. (в ужасе кричит) Что это?
Германович. (спокойно, не понимая) Что?
Борисович. (в ужасе) Что у тебя в руке?
Германович. (смотрит на правую руку, вздрагивает и кричит словно укушенный) А!! О чёрт, взял посмотреть!
Охранники. (продолжают беспорядочно кричать) Лежать, а то будем стрелять.
Германович. (примирительно своему приятелю) Извини, Борисыч, эти придурки могут.

Германович ложится на пол.

Охранники. (истерично) Всем лежать!
Борисович. (продолжая самостоятельно выдёргивать руку) Как я вам лягу придурки, у меня рука застряла, клёпка рукава зацепилась! Не видите что ли?
Охранники. (успокоившись) А нечего её в банкомат совать за чужими деньгами!
Борисович. Да кто её совал-то, в ваш чёртов банкомат!
Охранник. ( по радиостанции) задержаны оставшиеся вооружённые члены преступной группы, которую взяли на прошлой неделе, прошу прислать подкрепление…

Занавес

Антракт!

Акт 2
( отделение милиции настоящее время)

В кабинете начальника розыска сидят Виктор Александрович и подсадной. В дежурной части в первой комнате для задержанных сидит Павел Борисович. Во второй комнате сидит Фридрих Германович и неизвестное лицо под пледом. Помощник дежурного Фёдор за своим столом разгадывает кроссворды. Дежурный за стеклом отвечает на звонки.

Начальник розыска. (поднимает трубку). Ало!
Дежурный. (тоже поднимает трубку) Слушаю Виктор Александрович!
Начальник розыска. Забери у меня этого пройдоху, пусть с задержанными поработает!
Дежурный. (кладёт трубку, кричит помощнику) Фёдор, иди к начальнику розыска, забери у него задержанного и сунь в камеру – пусть подумает.

Звучит очередной звонок по телефону. Дежурный берёт трубку.

Дежурный. Дежурный слушает. Что случилось? Ограбили? Кого? Квартиру? Много украли? Какой ущерб? Выясните, перезвоните.
(кладёт трубку).

Новый звонок.

Дежурный. Дежурный слушает. Что сосед? Напился? Хулиганит? Участковый на выезде, как освободится, подъедет. Где живёте? (усмехаясь) Ну, ждите, ждите. Машина не на ходу – бензина нет. Мы теперь полиция? Ну да. Ах, я забыл. Ну, так всё равно бензина - то нет. На трамвае приедет! Успокоит вашего соседа, не волнуйтесь.

Фёдор идёт за подсадным в кабинет начальник розыска, выводит его и сажает к Борисовичу в камеру. Тот подозрительно смотрит на вошедшего.

Германович (Борисовичу через стенку) Борисович, ты здесь?
Борисович. (недовольно) Здесь, здесь, а где же мне ещё быть? На черноморском побережье что ли?
Германович. Плащ то в порядке?
Борисович. Да в порядке….
Германович. И клёпки выдержали?
Борисович. Выдержали! Тебя только дурака не выдержали, зачем ты пистолетом – то размахивал?

Подставной напрягается и начинает внимательно слушать.

Германович. (пододвигается ближе к стенке). Это какой район?
Борисович, Какой…., Калининский, ты уже забыл, где прокурора стрелял?

Подсадной осторожно пододвигается к Борисовичу, и отворачивается в сторону, подслушивая.
Германович оглядывает свою камеру и останавливает взгляд на неизвестном под пледом. Внимательно его рассматривает. Тот словно почувствовав взгляд, слегка натягивает плед выше. Из-под пледа высовываются ярко красные туфельки.

Германович. (глядя на туфельки продолжает общаться с Борисовичем ) Ты кого-нибудь здесь знаешь?
Борисович. Никого, - они же теперь полиция. Всех начальников розысков разогнали. Толстых поувольняли, худых лечиться отправили на пенсию. (оглядывается на соседа – тот отъезжает на край лавки).
Борисович. (после паузы продолжает) Пистолет твой подвёл, а так бы все было в порядке и уже ехали с подарком домой. А может и за столом уже сидели!

Подсадной прислушивается к разговору. Услышав про пистолет, снова придвигается, сидя скользит по лавке, ближе к Борисовичу и наклоняется - делает вид, что занялся шнурками от ботинок…

Германович. (привстаёт и пытается рассмотреть человека под пледом, но ничего не видно кроме туфелек, параллельно общается с Борисовичем) Да это же не пистолет – так…игрушка!
Борисович. Вот за эту игрушку и огребём по самые некуда. (оглядывается на подставного).

Подсадной снова отодвигается.
Человек под пледом неожиданно всхрапывает низким басом. Германыч ошарашено отскакивает и снова садится на другой край, рассматривая красные туфельки.

Германович. ( продолжает общаться с Борисовичем) Что ж в тюрьму теперь идти? Или пожаловаться кому?
Борисович. (раздражённо) Куда хочешь туда и иди! Можешь тому прокурору, которого ты в жопу подстрелил пожаловаться!

Подсадной опять пододвигается ближе и прислушивается.
Борисович понимает, что это подсадной и косится на него, но не явно как раньше.

Борисович. (Германовичу, говорит громче, чтобы слышал подсадной) Не волнуйся, братва нас в обиду не даст – проплатит и вытащат. Не из такого дерьма вытаскивали. Трудный банкомат попался в этот раз, уж больно сильно охранялся…
Германович. (осторожно слегка приподнимает плед, так что становятся видны щиколотки в женских чулках) Да уж, тяжёлый, не свернуть. Зато клёпки действительно на твоём плаще оказались хорошие!
Борисович (косясь на подставного) ты главное в непризнанку иди и хазу не сдавай. А то, что нам лепят, так то фуфло, мы и на шконках будем в ажуре. Главное маляву закинуть браткам и будем масть держать как положено… мы же не по бакланке тянуть срок будем в аторитете - за игрушки! Главное, чтобы заваленного тобой прокурора не вспомнили!

Германович за стенкой слыша приятеля недоумевает, но ещё больший интерес у него к соседке. Он начинает обнюхивать её парфюм сверху вниз и обратно, пытается заглянуть с разных сторон, но ясности это не вносит.
Подсадной охватывает голову руками и в страхе наклоняется вперёд сидя на лавке, затем делает вид, что завязывает шнурки, старается ничего не забыть. Борисович поворачивается к подставному всем корпусом.

Борисович. (подставному) Ты из каких будешь, из фраеров или блатных, а может из пацанов?
Подсадной. (поднимаясь со скамейки, заикается) я…я…я
Борисович. (наезжая) Ты понял, с кем базар трёшь? Или не при делах? Хочешь к параши переехать?

Подсадной мотает головой. Борисович показывает ему свой белый плащ.

Борисович. Здесь видел такие?

Парень наклоняется, рассматривая, снова мотает головой.

Борисович. А клёпки – посмотри. Повесить можно хоть тебя, если застучишь! Петлю накину, если что, и тю-тю. Никому ничего не расскажешь!
Подсадной. Я и так ничего…
Борисович. (прерывает) Садись, а то менты набегут! Что написано на клёпке читай – у тебя глаз острый! (Приподнимает к глазам подсадного полу плаща.) В школе английский учил?

Подсадной. (согласно кивает, нагибается и медленно читает по слогам) – Чи-ка-го!

Борисович. Понял с кем мурлыкаешь? Вижу ты пацан нормальный. Здесь дорожка есть?
Подсадной. (непонимающе крутит головой осматривая пол, стены и потолок камеры)
Борисович. Маляву надо передать своим!
Подсадной. ( мычит что-то невразумительное, понимающе кивает головой в ответ пожимая плечами)
Борисович. Что, и цигарку негде раскумарить?
Подсадной. (боязливо рыщет по карманам и затем шепчет)
Сейчас найду. (После чего кричит помощнику) Мне бы в туалет, товарищ дежурный.

Помощник неторопливо откладывает кусочек бумажки, который разглядывал, встаёт, открывает камеру и выводит подставного. Тот, пройдя мимо туалета, оглянувшись, заскакивает в комнату начальника розыска и начинает в волнении рассказывать, всё что узнал, эмоционально жестикулируя.
Помощник возвращается на место и снова разглядывает бумажку.
Неизвестное лицо сидящее слева от Германовича, слегка пошевелилось и плед приоткрыл кисть правой руки лежащей на скамейке. В глаза бросается ярко-красный маникюр на пальцах. Германыч сразу обратил на него внимание и жадно рассматривает, наклоняясь, пытается её нюхать, продолжая говорить с Борисовичем.

Германович. (Борисовичу, когда выводят подставного) Ты чего это по фени заботал? Решил потренироваться заранее, чтоб в камере за своего сойти?
Борисович. Да нет, просто стукачка подсадили ко мне, развлекаюсь!
Германович. А я уж думал у тебя крыша поехала.

В это время возвращается подсадной. Приносит покурить.

Борисович. Молодец, первый экзамен сдал. Правда не тот калибр принёс, заряд не тот, я думал ты догадаешься – травки где добудешь. Косячок забьем. Раскумаримся. Может, коксик достанешь или герыч? Мой друг любит. Он когда прокурора стрельнул, уж больно не в себе был! Его и сейчас ломает!

Германович стоит на коленях и нюхает руку неизвестного.
Подсадной снова просится в туалет. Недовольный помощник дежурного снова ведёт его к начальнику розыска. В кабинете снова происходит немой разговор, во время которого подсадной рассказывает, что у него просят наркотики и показывает, как сосед Борисовича убивает прокурора. Начальник розыска крутит пальцем у виска и выталкивает подставного пинками за дверь.
Германыч садится на лавку и глядя в сторону как бы ненароком кладёт свою руку на руку незнакомки и не видя сопротивления осторожно берёт кисть и начинает любовно гладить, сладко улыбаясь.

Борисович. (обращаясь к Германовичу во время отсутствия подставного) Стукача за кокаином отправил. Вот балбес. Наверно в районных отделах все такие.
Германович. Ты что с ума сошёл. Этого нам только не хватало. Пистолет уже за нами числится, теперь нам чек с наркотой ещё подбросят. Он же сейчас наплетёт, что мы с тобой наркобароны!
Борисович. Уже!
Германович. ( гладя рукой незнакомки свою щёку) Что уже?
Борисович. Уже сказал, что тебя ломает, кокаина хочешь, а то в прошлый раз прокурора застрелил, чем теперь закончится неизвестно!
Германович. (оставляет руку незнакомки и хватается за голову) Боже, да нас с тобой сейчас расстреляют без суда и следствия. Ты в своём уме?
Борисович. Ничего…, я думаю, они в главк сообщат руководству. Может, приедет кто знакомый.

Подсадной возвращается перепуганный, на немой вопрос Борисовича, вертит головой.

Подсадной.(шепчет) Нет, не могу достать.
Борисович. Знать не фартовый ты фраерок, не той ты масти! Ну ладно, вижу, ты пацан исполнительный, может, достанешь телефон? Мне надо распоряжения отдать, сам понимаешь, как братки-то узнают, где мы. Тебя с собой возьмём не хныч!

Подсадной опять просится в туалет.

Помощник дежурного. (недовольно) Тебя что, понос пробрал что ли?
Подсадной. (умоляюще) Живот разболелся на ваших харчах.
Дежурный. Отведи, отведи, раз просится! А то ещё «скорую» ему придётся вызывать!

Помощник нехотя выводит подставного.
В это время Начальник розыска слушает микрофон и как только подсадной входит к нему, роняет его. Затем подхватывает и кладёт в стол.

Подсадной. Не доверяете, гражданин начальничек, а я Вам от всей души, искреннюю правду говорю – это настоящая мафия!

Эмоционально начинает шептать начальник розыска на ухо, рассказывая про мафию. Размахивает руками. Показывает, как стреляют прокурора. Как нюхают кокаин и вводят в вену героин.

Помощник дежурного заинтересовался кусочком бумаги у себя на столе, изъятым у Германовича вместе с другими вещами и пистолетом. Рассматривает его на свет, нюхает, пробует на вкус и т.д.

Германович. (Борисовичу во время отсутствия подставного) Сколько нам здесь сидеть ещё? И зачем ты наплёл им про нас? Я же не просил про меня рассказывать…! Я от волнения теперь в туалет хочу. По большому!
Борисович. Ну, иди хоть по малому, хоть по большому.
Германович. Да не могу я без кроссворда. Сам знаешь! Расслабиться не смогу. Боюсь, запор может случиться от съеденных бутербродов! Что я буду делать?
Борисович. Комфорт не тот? А ты когда в гости идёшь – тоже ребусы свои несёшь?
Германович. Я в гостях по большому не хожу – терплю до дому.
Борисович, Ну а если вдруг?
Германович. Если вдруг, у меня кусочек кроссворда всегда с собой.
Борисович. Ну и где твой кусочек сейчас?
Германович. Вон там, у помощника дежурного на столе лежит рядом с пистолетом, при обыске изъяли. Он пытается в нём зашифрованные слова найти.

Помощник продолжает изучать кусочек бумажки с кроссвордом.

Борисович. (помощнику) Товарищ сержант, там у вас на столе кусочек бумажки лежит, не могли бы вернуть моему другу, а то он в туалет сходить не может!
Помощник. Вот на экспертизу пошлю ваш кусочек, тогда узнаете!
Дежурный. (недовольно бурчит) – в туалете бумага есть! Мы теперь полиция!
Борисович. Да ему не для этого! Там ребус.
Дежурный. А он что, многодетный?
Борисович. Почему многодетный?
Дежурный. Только многодетные ребусы в туалете разгадывают. Где ещё спокойно подумать можно, когда у тебя большая семья?

Берёт фотографию со стола, где запечатлена куча народу бережно протирает её рукавом. Целует.

Дежурный. (про себя но громко) Обещали квартиру дать в течение года, а скоро на пенсию и ничего. Разве в коммуналке посидишь спокойно в туалете!
Борисович. Да, у него примерно та же ситуация.

Дежурный понимающе встаёт и берёт со своего стола газету и передаёт Борисовичу.

Дежурный. Пусть лучше «Милицейские ведомости» почитает. Может на путь истинный встанет! Да, скоро и их переименуют!
Германович. А там ребусы есть?
Дежурный. Там всё есть.

Борисович берёт газету, достаёт ручку. Найдя нужную страницу, начинает что-то зачёркивать.

Германович (обеспокоенно) Ты что делаешь изверг? Дай газету – это же мне передали.
Борисович. Сейчас ответы зачеркну, чтобы ты заново отгадывал со своей физкультурой ума. А то подсмотришь ответы, и никакой зарядки у тебя не будет! Запор образуется! Сам же спасибо скажешь!
Германович. А куда же я записывать буду ответы свои?
Борисович. На полях пиши. (протягивает Германовичу газету, и тот берёт через решётку).
Германович. Товарищ майор, отведите меня в туалет!
Дежурный. Сейчас помощник придёт и сводит.

Возвращается Подсадной ведомый помощником и приносит телефон.

Дежурный. (помощнику) Отведи вон того с газетой в туалет. Да посмотри чтоб не збёг.

Помощник открывает камеру Германовича и ведёт его в туалет.

Борисович. (берёт телефон, разворачивает подставного лицом к дежурке прикрывая себя, шепчет) Будь на стрёме!

Отворачивается к стене и набирает номер.

Борисович. (очень серьёзным голосом с паузами) Василий,… это я….. твой папа…(путается) твой босс…. Я по поводу капусты…

Подсадной с видом знатока улыбается и кивает головой.

Борисович. (возмущённо) Как не смог? Тогда хоть редиски подбрось пару ящиков…

Подсадной в недоумении оборачивается. Борисович показывает руками, как передёргивает затвор пистолета. Подсадной догадливо кивает.

Борисович. (продолжает) Что ещё есть? Гранаты? Возьму! Подои коров как следует…

Подсадной снова поворачивается в недоумении.

Борисович. ( закрывает рукой микрофон) Барыг, значит, подоить, бизнесменов выпотрошить! (Затем снова говорит в телефон) Совесть у тебя есть? Скажи спасибо, что я здесь (оглядывается) занят…. с шефом. Капуста когда будет?

Подсадной улыбается довольный – он в курсе!

Борисович. (продолжает) Чем больше, тем лучше. И смотри, чтоб её никто не стыбрил. Капуста дело хорошее - на всё сгодится…! Я скоро вернусь, разберусь там с вашими огородами Мичурины!

Неожиданно со стороны туалета выбегает Германыч. Правая рука вверху, пальцы сложены в виде пистолета. В левой руке газета – он показывает ею на правую руку. За ним бежит помощник дежурного.

Германович. (радостно кричит) Вот она! Вот она! Десница возмездия. (все вскакивают со своих мест и смотрят на Германовича) Не зря я его пометил прямо в жопу!
Прокурора этого, взяточника, подали в розыск! Игорный бизнес крышевал! Надо было его ещё тогда добить гниду! Сейчас бы не искали!

Помощник сопровождает его в камеру и забирает у него газету.
Он счастливый садится на своё место в полоборота и осторожно прижимается спиной к неизветному. Через некоторое время начинает ощущать, что его стали гладить по голове. Балдеет.

Борисович. (со спокойным видом через решётку Германовичу) Напиши в Берлин в разведку, что задание выполнено, правда, с задержкой. Быть может твоя премия ещё лежит там на депоненте!

Германович. (кокетливо, млея от прикосновений) Вечно ты всё опошлишь!

Начальник розыска звонит дежурному и просит привезти к нему Борисовича. Дежурный говорит помощнику привезти Борисовича к начальнику розыска. Помощник дежурного открывает камеру, требует, чтобы руки были за спиной. Ведёт его к начальнику розыска.
Кисть незнакомки ласково гладит Германовича по голове, нежно теребит шейку, почёсывает за ушком. Тот закрывает глаза от удовольствия – мурлычит.

Начальник розыска. (с издёвкой входящему Борисовичу) Привет Босссссс! Как на шконках отдыхается? Морковкой торговать не надоело? А гранаты у вас какой системы Кубанской или Азербайджанской. Выкладывай всё на чистоту – я уже главк подключил! Сейчас за вами приедут казачки! Виктор Саныч меня зовут. А ещё меня зовут…(пауза, затем повышает голос)… большим колуном! А знаешь почему? Потому что я вашего брата как орехи на две половинки щёлкаю! (показывает как он ладонью колет дрова). Отделяю зёрна от плевел. И ты исключением не будешь! Я тебя насквозь вижу!
Борисович. ( удивлён такому красноречию, он смотрит в компьютер, а затем вскакивает и тычет пальцем в монитор, кричит) Базука, у тебя базука подвисла, бери быстрее, а то пропадёт!
Начальник розыска. (Вскакивает, глядит в монитор, хватается за мышку). Где? Где?
Борисович. Ну, вот же она! Давай снимай быстрее!
Начальник розыска. Отойди не мешай! Вон прокурор бежит….
Борисович. Ну, вот опоздал! Ну и игра! Прокуроров стреляете?
Начальник розыска. А что они не люди?( обиженно). И ты тоже пальцем тычешь в монитор! Всё заслонил мне. Из-за тебя базука ушла! И прокурор генеральный скрылся…
Борисович. (примирительно). Германыч тоже прокурора коррупционера не дострелил, бывает….
Начальник розыска. (догадливо) Ну вот, ты и сам сознался. Пиши явку!
Борисович. О чём?
Начальник розыска. Знаешь о чём! Почему я тебя первого позвал? Как ты думаешь? Потому, что тебе веры больше. Ведь ты в прокурора не стрелял, правда? А то, что прокурор взяточником оказался, так это для нас и неважно вовсе. Главное, что покушение было! Ну, рассказывай, Мичурин, где оружие хранишь и где закупаешь? Ты же умный мужик! Смотри, старый уже! И зачем тебе в тюрьму садиться? Чистосердечное признание смягчает наказание…
Борисович. Да, но увеличивает срок.… Понимаете, это не совсем оружие…
Начальник розыска. (резко обрывает) Это помидоры с огурцами? Малосольными? Знаю я!
Борисович. Ну да! Огород! Игра такая.
Начальник розыска. Да ты на себя посмотри мафиози. Халат такой в Чикаго на сходке подарили? За пуговицу подвесить можно любого – выдержит! (показывает, как подвешивает – теми же жестами как показывал подсадной) Давай сдавай мне своих игроков, овощи, склады и возвращайся в камеру. Кто такой Василий? А? Может скажешь?
Борисович. Мой сын.
Начальник розыска. Ты и сына втянул в торговлю оружием? Не стыдно? И приятеля своего на кокаин подсадил, так, что он прокуроров пошёл стрелять! Мало тебе себя самого. Может и жена твоя в такие овощи поигрывает?
Борисович. Ну да. Вы знаете это очень интересно. Я тоже сначала не верил, когда старший сын мне рассказывал.
Начальник розыска. Так значит старший сын главный? С него всё пошло? На кого он работает? Отвечай быстро!
Борисович. На Матвиенко…!

Пауза…

Начальник розыска. Какую такую Матвиенко?
Борисович. Что вы меня путаете! Это совсем не из этой оперы. Лучше скажите, как вы к контакту относитесь?

Пауза…

Борисович. Я имею ввиду сайт: «В контакте»!
Начальник розыска. (подозрительно) Нормально отношусь…
Борисович. Регистрация есть?
Начальник розыска. Как и у всех милиционеров, тьфу, полицейских.… Без регистрации у нас нельзя.… Тьфу, ты о какой регистрации?
Борисович. На сайте! Открывайте свою страничку!

Начальник розыска ищет в компьютере свою страничку. Находит.
Пытается руками закрыть какие-то фотографии, но потом видит, что это бесполезно и перестаёт.

Начальник розыска. Фотографии не смотри!
Борисович. Вот ссылка, надо зарегистрироваться. (Начальник розыска послушно выполняет команды) Так… пароль…
Начальник розыска. Отвернись!
Борисович. (отворачивается), Выберите ник…
Начальник розыска. Самый главный!
Борисович. Это ник такой? (удивлённо смотрит в монитор, повторяет по слогам то, что начальник розыска написал в компьютере) са-мый глав-ный! Хороший Вы себе ник подобрали!(удивлённо смотрит на начальника розыска). Теперь фотку поставим вместо аватара. Что, только в форме? Ну ладно пусть будет в форме. Ну и всё отлично! Это Ваш огород!
Начальник розыска. (заинтересованно) Ну а где овощи – то.
Борисович. Так их надо вырастить. Вот немного денег на семена. Надо посадить, потом пропалывать, поливать, жуков уничтожать, затем собрать, продать, а на деньги снова купить семена.
Начальник розыска. Ты что с ума сошёл? А когда я работать-то буду?

Борисович продолжает ему что-то объяснять, молча показывая в мониторе.
В этот момент в дежурной части появляются начальник криминальной милиции Сергей Евгеньевич (в генеральской форме высокого роста, крепкого телосложения) с операми. Дежурный, помощник и подсадной одновременно встают, отдают честь, но подсадной вовремя опомнился и делает вид, что чешет затылок, оглядываясь по сторонам, быстро садится. Но это не ускользает от внимания всех сотрудников милиции. Дежурный машет ему рукой, чтоб сел и не высовывался.
Германович продолжает сидя млеть от поглаживаний и заигрываний. Он ничего не слышит. Его глаза прикрыты от удовольствия. Изредка рука с маникюром играючи дотрагивается до его носа, и он хихикает.

Дежурный. Здравия желаю, Сергей Евгеньевич, за время несения службы происшествий не произошло!

Сергей Евгеньевич. Ну и где здесь недобитые грабители банкоматов?

Дежурный выходит из-за стола и показывает на клетку.

Сергей Евгеньевич. (заглядывая в клетку, удивлённо) Германович? Ты что здесь делаешь?
Германович. (открывает глаза, скидывает со своей головы руку неизвестного, но та снова пытается его гладить, он опять скидывает, покрывало постепенно сползает и видна мужская физиономия) Привет Серёга! Чего, чего, сижу! Видишь! Срок отбываю! На пенсии пристрастился Банкоматы грабить! Шли на юбилей к жене Борисыча, подарок выбирали. Дай думаем, ограбим банкомат по дороге!

Сергей Евгеньевич. (смеётся шутке). Это ты с кем? Вижу, не скучаешь! Ориентацию решил поменять?
Германович. Какую ориентацию. (поворачивается к незнакомцу и видит, что это парень. Кричит) ААА!!!

Неизвестное лицо пытается гладить Германовича по волосам, вытягивает губы для поцелуя. Германович отталкивает его, чертыхается, вскакивает отряхиваясь, прижимается к решётке.

Сергей Евгеньевич. (дежурному) Это кто у тебя в клетке?
Дежурный. Грабитель, товарищ генерал. У него оружие изъяли! Показывает на стол.
Сергей Евгеньевич. Да нет, что за педик то с ним.
Германович. (отбиваясь от назойливых поглаживаний) Да это не со мной!
Дежурный. Доставили из женского общежития. И я говорю – педик. А он всё: женщина, женщина! Одну операцию сделал, на вторую деньги копит.
Сергей Евгеньевич. Пенсионера-то выпусти, а то его изнасилуют!
(берёт со стола пистолет, крутит в руке) Это же пневматический! Он что им пытался шурупы вывернуть из банкомата?
Дежурный. (выпуская Германовича из клетки. Неизвестный пытается ласково задержать Германовича) У него сообщник был. Тот банкомат открывал, а этот с пистолетом на стрёме стоял.
Сергей Евгеньевич. Где сообщник?
Дежурный. У начальника розыска.
Сергей Евгеньевич. ( заходит в кабинет начальника розыска, держа в руке пистолет. Увидев Борисовича, обнимается с ним). Борисыч, какими судьбами?
Борисович. Да вот от безысходности банкомат решили вскрыть.
Сергей Евгеньевич. Вот этим? (смеётся)
Начальник розыска. (вытягиваясь в струнку) Здравия желаю товарищ генерал! Вот задержали грабителей. Наверно из той команды, что на прошлой неделе арестовали.
Сергей Евгеньевич. Саныч не позорься! Схватил двух наших пенсионеров и хочешь им статью навесить. Ты на пенсию не собираешься? Может, тоже банки будешь грабить?
(Обращается к Борисовичу) Пошли Борисыч!
Начальник розыска. Я его не отпускаю! У них оружие было!
Сергей Евгеньевич. (кидает ему пистолет на стол) На забери на память. Можешь детишкам подарить!
Начальник розыска. (берёт пистолет и рассматривает его, подкидывает на ладони, улыбается, но продолжает протестовать) Он мне ещё не всё рассказал! (подходит к Сергею Евгеньевичу и шепчет на ухо) Мне барабан всё рассказал про них.
Сергей Евгеньевич. Это который мне честь отдавал в обезьяннике? И что же он тебе про наших пенсионеров рассказал?
Начальник розыска. Про оружие, про гранаты! Склады! Про сообщника Василия. Они же из Чикагской Мафии! Этот на клёпке от своего плаща грозился повесить моего барабана….
Сергей Евгеньевич. Ты сам-то понял что сказал? Какой Чикаго?
Начальник розыска. Я требую, чтобы он добровольно выдал оружие и боеприпасы!
Сергей Евгеньевич. Какие?
Начальник розыска. (хитро улыбаясь) Он знает какие!
Борисович. Прямо сейчас?
Начальник розыска. Прямо щас!( заворачивает усы)
Борисович. (обращается к генералу) Серёга дай телефон. (Берёт телефон и звонит домой)
Василий, привет. Слушай, здесь на меня Рэкет наехал. У тебя игра открыта? Найди там Мичурина с ником « Самый главный». Ну да «Самый главный». Нашёл? Да. Он в фуражке и капитанских погонах на фотке. Ты пароль мой помнишь. Ну, так скинь ему в огород всю мою капусту с картошкой, пусть ухаживает! А то ему заняться нечем! И семена скинь, и землю всю мою отдай. Всё отдай, что я вырастил… и гусей – они всё равно не наши. Пусть гогочут на огороде у этого в фуражке…. Откуда гусей взял? (задумывается) Потом расскажу!
Начальник розыска. (подсказывает) И гранаты!

Сергей Евгеньевич недоумённо переводит взгляд с одного на другого.

Борисович. И гранаты ему краснодарские скинь! Пусть ест!
Начальник розыска. (с восторгом уставился в компьютер глядя как у него увеличиваются запасы) Вот это да! Ну, даёт! Сколько добра-то. И всё теперь моё! Теперь-то мне не надо окучивать и пропалывать! У меня теперь всё есть, могу торговать! Вот так свезло!

Борисович с Сергеем Евгеньевичем выходят из кабинета начальника розыска и встречают Германовича. Пенсионеры обнимаются.
Неизвестное лицо в камере пытается безнадёжно привлечь внимание Германовича стоя у решётки и посылая поцелуи.

Борисович. Я по тебе соскучился. Прямо как тогда…. Когда ты из КПЗ выходил после прокурора!

Пауза, оба стоят обнявшись. Неизвестное лицо ревниво корчит лицо и отворачивается.

Борисович. Знаешь, за нашу свободу пришлось весь урожай отдать.
Германович. Что, неужто, как и у твоего старшего сына, спам сожрал?
Борисович. Да, Германыч, спам. Спам! (пауза) Только в фуражке. Усатый такой спам! При пагонах! Самым главным себя называет.
Сергей Евгеньевич (обнимает их обоих) Мужики, езжайте вы домой, и займитесь делом. Что вы как бабы по магазинам шляетесь.
Борисович. Ну а каким делом-то?
Сергей Евгеньевич. Ну, вы же на день рождения собрались? Так идите и поцелуйте в щёчку свою народившуюся, скажите ей ласковые слова, подарите букетик цветов пригласите на танец и закружите в вальсе так, чтобы она поняла, что у неё всё-таки юбилей. Чтобы никаких подарков ей было не надо, как только вы сами. А покупки – они потом самостоятельно сделают без Вас!
Германович. И то верно. (поворачиваясь к Борисовичу) Пить не будем – опасно! Всё - таки юбилей, а Борисыч? (намекает на прошедшее)
Борисович. Но только если чуть-чуть…..

Пенсионеры улыбаются, генерал в недоумении переводя взгляд с одного на другого.

Германыч. Ну, ты как Борисыч. (заботливо одёргивает его плащ). Всё в порядке? (отряхивает). Цел?
Борисович. Да всё уже позади. (рассматривая футболку Германовича, примирительно говорит) А она у тебя ничего! Сердечко симпатичное! Яркое как весеннее солнышко!
Германыч. А может, всё-таки напишем в Берлин?
Борисович. (недоумённо) По поводу чего?
Германович. (делает серьёзный вид) Как чего? Премии, которая на депоненте лежит…. за прокурора!
Борисович. Германыч, я тебя люблю! (обнимает приятеля, понимая его шутку)
Германович. Я тебя тоже….

Обнимаются.

Сергей Евгеньевич. (недоумённо разводит руками подмигивая залу) Каждый должен заниматься своим делом….?

Занавес.

Санкт – Петербург
Июль 2011 года.

Share this post for your friends:

Friend me:

Комментариев к записи: 2

  1. Сомневаюсь, что Вашу пьесу кто-то решится поставить до тех пор пока мой однофамилец не станет президнтом. Несмотря на гласность , все боятся силовиков! А Вы над ними откровенно смеетесь! Удачи!

  2. Очень хорошо читается! Роли прорисованы замечательно! Только из-за шрифтов немного путаница создается, но разобраться можно- надо привыкнуть и вчитаться! Спасибо!

Оставить комментарий