Колесо фортуны.

Автор: admin Опубликовано: 3 февраля 2014

-  Вот она! - Рыднов ткнул пальцем в монитор компьютера. Его узкое лицо с продолговатым носом еще сильнее вытянулось. Усы - стрелочки возмущенно подскочили вверх. Глаза сузились выцеливая установленный объект. Экран поделенный на сектора показывал практически всю зону супермаркета, - Увеличьте! Где это место?

Вынул беломорину изо рта. Не найдя пепельницы, нервно забычковал ее о чистый листок на столе.

Давыдов, самый опытный сотрудник службы безопасности, сорвался с места. Кинул на ходу:

-  Хороший закуток выбрал гаденыш, может еще не смылся?

Выскочил из комнаты.

Рыднов схватил со стула пиджак. Одевая на ходу, еле поспевал. Сквозь прерывистое дыхание крикнул:

-   Не суетись в зале! Может заметить как в прошлый раз!

Давыдов был вне себя, бубнил:

-   Я ему уши отрежу, пусть только попадется!

Из своих тридцати, десять лет он отдал магазину. Стал бы на днях начальником службы. И даже купил себе для этой цели шикарный коричневый костюм в котором уже несколько дней ходил на работу. Но случилась эта череда  неприятностей и руководство пригласило возглавить работу отставного милиционера Виктора Ивановича Рыднова. Решили - уж полковник точно разберется. И сколько теперь Давыдову ждать повышения было неизвестно.

Он быстрым шагом прошел через мясной отдел, скользнул вдоль  прилавков. Продавцы настороженно засуетились. Стали перешептываться косясь в его сторону.

Здесь Давыдова нагнал начальник:

-  Что ты поперся напрямик? Не видишь как мясники на тебя кивают? Точно уже вырезку приготовили на вынос! Он может почувствовать! Сворачивай. Пойдем через заморозку. Прикроемся консервами!

Они обогнули лотки с мороженным и углубились в зал. Прошли стеллаж уставленный металлическими банками и вышли с другой стороны. Здесь все было спокойно. Мирно подметали пол таджики.

Из них еще никто не попался на воровстве и они открыто улыбались всем сотрудникам безопасности.

-   Вон она! - кивнул Давыдов в самый конец, - Видать отошел куда-то! Главное чтобы не сбежал!

В углу, там где сходились стеллажи сосисок и сыров, стояла наполненная до краев старая металлическая тележка.

-   Не смотри так пристально! - одернул Рыднов, - Надо маскироваться. Может не один действует, а целая бригада? Как думаешь? Конкуренты соседней торговой сети?

-   Отловим гаденыша — узнаем..!  Да, Вы, что! Какие конкуренты! Знаете сколько здесь продуктов пропадает? А граждане бьют!

-   Так чего тогда ажиотаж-то?

-   Как не понимаете! Там-то сроки! Или случайность. А здесь гад специально портит. Через сутки такая вонь идет на весь магазин! А вдруг инспекция нагрянет или «хрюши»  - активисты в свинячьих костюмах! Только этого и ждут, чтобы денег с нас содрать, да по телевизору показать!

Виктор Александрович приподнялся на цыпочки, стараясь заглянуть между банок огурцов.

-   Вам помочь? -  прозвучал рядом девичий голосок. Рыднов обернулся. Перед ним стояла высокая молоденькая продавщица. На светлом бейджике надпись - «продавец-консультант».

-   Машенька, это со мной, -  обернулся Давыдов. Хотел добавить, что это новый начальник безопасности, но передумал. Посмотрел на Рыднова. Поморщился. Видок не важнецкий. Ростом — по плечо. Костюм как из стирки. Брюки гармошкой. Зимние сапоги с облупившимися носами словно дубасил ими в футбол. Галстук перекрутился. Что говорить о рядовых милиционерах, если полковники в таком виде службу несут.

Рыднов проводил взглядом уходящую девушку. Кивнул Давыдову, шепнул:

-   Хороша! - глазки засветились, - Я бы ей…

-   Смотри, смотри, подходит! - прервал его Давыдов осторожно выглядывая в проход, - давай, только тихо!

-   Конспирация! -  чуть слышно, запоздало крикнул ему Рыднов.

Посмотрел вокруг. Увидев оставленную кем-то корзинку с грудой небольших голубоватых упаковок. Быстро схватил ее и покатил впереди себя. Старался не глядеть на покупателей, опускал взгляд.

Давыдов, дождался начальника у сыров. Делал вид, что рассматривает нарезку в полиэтилене. Краем глаза увидев подошедшего Рыднова, не отрывая взгляда шепнул:

-   Это его тележка!

-   Почему решил? - Виктор Иванович взял одну из упаковок в своей корзинке и сделал вид, что рассматривает ее. Перед глазами маячила танцующая девушка в бикини. Остального не видел - все внимание сконцентрировано на объекте в углу.

-   Он всегда такие выбирает чтобы побольше испортить! - шептал Давыдов, - Новые зеленые из пластика с рекламой «Колесо фортуны» маловаты.

Пока пробирались, владелец наполненной тележки успел скрыться. Поверх горы кое-как сложенных продуктов появилась огромная серебристая семга в прозрачном мешке.

-   Вот гад! - не сдержался Давыдов, - Опять хочет рыбу испортить! Вчера хоть маленькая была, а сегодня решил по полной отыграться!

-   Тише, ты, - цыкнул Рыднов, - спугнешь! Иди лучше в сосиски — с двух сторон удобней будет задерживать!

На этот раз им повезло. Ждать пришлось не долго. Минут через десять к наполненной тележке направился мужчина в обшарпанном пуховике. На вид лет под шестьдесят. Остановился рядом. Стал подозрительно смотреть по сторонам. В руках — бутылка вина.

-   Маскируется! - одними губами произнес Давыдов, уловив взгляд начальника. Стал пододвигаться ближе.

-   Рано! - так же беззвучно ответил ему Рыднов и, насупив брови, показал кулак.

Мужчина покосился на Давыдова и тот уткнулся носом в этикетку.

“Прокололся”, - огорченно подумал Рыднов. Решил взять инициативу в свои руки. Не торопливо покатил тележку прямо к подозреваемому.

Тот, как ни в чем не бывало, слегка сутулясь, рассматривал бутылку. Внезапно, резко отводил взгляд и настороженно озирался. В его поведении чувствовалась нервозность. Руки слегка дрожали. Неожиданно он выпрямился, как человек, который принял решение. Опустил бутылку и направился прочь.

Пора! - воскликнул про себя Рыднов. Рванулся вперед и преградил мужчине дорогу:

-   Стоять! Стоять я сказал! - крикнул он как делал это все двадцать пять лет службы.

Упершись животом в сетку, мужчина замер. Бутылка вылетела из рук и грохнулась об пол. Красные брызги и стекляшки полетели в стороны.

Давыдов уже держал вредителя за предплечье.

-  Твоя тележка?

-   Моя, -  мужчина побледнел.

-   Ха! Его! - Давыдов обратился к продавщицам подошедшим на шум, - Оставить хотел? Не стыдно? Солидный мужчина! Сколько продуктов испортить? Одна рыбина килограммов пять…

-   Что оставить? - недоумевал мужчина, - У меня день рождения сегодня…

Вокруг скапливался любопытный народ.

Подошла пожилая женщина в длинной норковой шубе:

-   Васичка, что случилось? - обратилась она к мужчине Почему все шумят?

Рыднов как опытный мент тут же просек ситуацию. Воспользовавшись суетой протиснулся к мясному ряду и скрылся в подсобке.

-   Вечно ты где-то болтаешься! - раздраженно отозвался мужчина, - Пока тебе вино выбирал какой-то бомж сумасшедший в костюме на вырост ударил меня своей телегой. Заорал чтобы я стоял. А сам куда-то исчез. Вон только сетка его с тампаксами осталась. Точно сумасшедший… Или маньяк…

Рыднов зло пнул ногой дверь в служебную комнату. Сотрудники повскакивали со своих мест. С непониманием уставились в раздраженное усатое лицо своего начальника.

-   Вы меня уже заколебали, неужели не отследить эту чертову корзину? - крикнул он. Достал из ящика и кинул толстую папку на стол. Накрыл листок с окурком. Пепел разлетелся в стороны. - Вот полюбуйтесь! Каждый день кто-то у вас…, у нас продукты портит. Это все докладные…!

Давыдов зашел минут через пятнадцать. Тихо сел за свой стол и продолжил смотреть на монитор.

-   Ну, как там? - с легким конфузом негромко спросил Рыднов.

-   Пришлось скидку дать десять процентов в связи с днем рождения, - угрюмо проговорил тот.

Посмотрел на Рыднова и неожиданно не сдержался. Вспомнив, громко рассмеялся. Все повернулись в его сторону и Давыдов тот час умолк, сильно сжав пальцами мышку компьютера.

Зое Васильевне недавно исполнилось восемьдесят. Она тоже стояла среди скопления народа. Черная шапка из искусственного каракуля. Старенькая послевоенная шуба из котика. Очки в пластиковой оправе висели у нее на груди. Веревка от дужек на шее. С интересом смотрела на мужчину уронившего бутылку.

«Разбил и платить не хочет! - думала она, - Выдумал какого-то бомжа. А откуда в таком солидном магазине бомж?»

Она стала ходить в этот супермаркет недавно. Раньше посещала другие магазины ближе к дому. Но те были маленькие и персонал озлобленный - зыркал из-за угла. Здесь было раздолье. Никто не напрягал. Диктор постоянно объявлял о распродажах, дегустации и проведении лотереи «Колесо фортуны». Магазин казался целым городом. Делая покупки можно было услышать какие-то новости, рекомендации. Увидеть как люди ссорятся или целуются. Разговаривают по телефонам, сосредоточенно что-то записывают на листочках.

Единственное, что настораживало - это парни и девушки в красных безрукавках поверх одежды. Лица подкопченные, глаза как смоль, брови - густые сросшиеся.  Снуют вдоль проходов с большими швабрами и ведрами. В пол смотрят. Общаются только между собой. Язык не понятный. Совсем не улыбаются, будто что-то плохое задумали.

Вчера у Зои Васильевны был рыбный день, а сегодня ожидала в гости сына с невесткой и внуками. Настроение было приподнятое. Ночью приснился младенец. Точно новорожденный сыночек Петенька. Пухленький такой. Головка большая. Рученьки тянет. Проснулась и сама себе не поверила. Значит чудо какое должно случиться. А какое еще чудо может быть как не встреча с любимыми. Телефона позвонить — не было, чувствовала.

При входе шли ряды с детскими принадлежностями и одеждой. Пройдя мимо памперсов и присыпок она подумала, что совсем не знает размер младшего внука. Остановилась, достала из сумочки паспорт в обложке. В нем лежала сложенная пополам фотография. Надела очки. Снова нахлынул давний стыд. Лицо вспыхнуло. Преодолев волнение показала фото консультанту. Спросила совет. Долго рассказывала  о своих внуках, но с размером так и не определились. Решили остановиться на игрушках. Им всегда рады. Выбрала старшему внуку машинку с пультом управления.  Младшему присмотрела большой трансформер. На него шла солидная скидка и Зоя Васильевн порадовалась случившейся экономии. Надо было посмотреть что-то сыну с невесткой. В корзину легли пушистый шарф и косметический набор.

-   Невестке своей беру! Сегодня жду в гости с сыном и внуками, - сообщила она молодой девушке тоже выбирающей товар.

Та снисходительно улыбнулась в ответ.

Теперь надо было подумать о еде. Свернула налево и оказалась среди посуды. Такая красота! Несколько минут любовалась узорами. Не сдержалась и положила в корзинку чайный набор на шесть персон. Как раз хватит на всех.

Зайдя в продуктовый зал сразу увидела несколько небольших очередей на дегустации. Вспомнила, что не завтракала. Прикинула -  сын еще на работе и гости приедут не скоро. Попробовала несколько сортов сыра, сосиски, тут же сваренные парнем в белом колпаке. Передвинулась ближе к молочному отделу — запила все йогуртом.

Телевизионные программы в которых рассказывали о недоброкачественных товарах она слушала с удовольствием. Точно так же с интересом воспринимала похвалы, которые расточали девочки и мальчики рекламируя продукцию супермаркета. Зое Васильевне все казалось вкусным - ела не привередничала. Радовало изобилие еды. И совсем не интересовало из чего она состоит.

Она вспоминала как в послевоенное время ходила с братьями зимой на поля. Выдалбливали оставшуюся после уборки замерзшую картошку, варили. И казалось, что с тех пор организм приобрел стойкий иммунитет к любой заразе.

На предложение девушки попробовать еще — отказалась, насытилась. Сказала, что торопится накрыть стол, встретить родных. Чувствуя спиной одобрительный взгляд сотрудницы, продолжила свой путь.

Обратила внимание, что в винном отделе тоже стоит очередь. Но решила пока молочное со спиртным не мешать. Пора было заготовить продукты. Начала с овощей. В корзинку полетела картошка с морковкой, капуста. Тут же стала набирать и взвешивать фрукты. Зоя Васильевне нравилось готовить с детства. Если было из чего. Теперь такой вопрос не стоял. Внуки любили котлеты и она взяла килограмм фаршу. Сын в последнее раз не ел свинину -  Зоя Васильевна выбрала большой кусок говядины под антрекоты. Невестке - только рыбу, но не жирную. Попросила завернуть несколько медальонов форели. Говорили, что она содержит ферменты молодости.

Мужчинам без первого нельзя — решила Зоя Васильевна и выбрала необходимые ингредиенты для солянки. Нашла специи. Представила как внуки будут ее уплетать за обе щеки. Вспомнила про томатную пасту. Тележка была уже слишком тяжелой и катить ее через весь зал за банкой не хотелось. Она прислонила ее к стеллажу с пакетами молока, чтобы никому не мешала. Пошла в центр зала. Некоторое время плутала, пока не спросила у продавца. Рассказала о предстоящем торжестве, о внуках и приготовлении солянки.

Позже вспомнила, что надо купить торт. Пришлось снова возвращаться. Она не торопилась. Ее даже радовала эта забывчивость которая заставляла неоднократно пересекать весь зал в поисках того или иного товара. Чувствовать на себе одобрительные взгляды покупателей и продавцов. Вступать с ними в беседу.  И даже уборщики, казалось с завистью косились на нее исподлобья, догадываясь о предстоящем торжестве.

Поставив сверху большой торт обрадовалась, что вспомнила о нем так поздно. Иначе бы его уже давно раздавила груда продуктов. Потом еще и еще она вспоминала, в шутку ругая себя за нерасторопность, и несла детям сок, невестке - шампанское, сыну - водки…

Наконец силы оставили ее. С разочарованием подумала, что негде присесть. Годы брали свое. Она притулилась передохнуть на сложенные в центре зала поддоны. Отсюда были хорошо видны ее покупки. Посмотрела в сторону касс.

Там за окнами уже смеркалось. Снег кучковался ближе к свету, словно страшился темноты. Подумала, что и ей пора, пока не стало совсем темно.

Рядом продолжалась дегустация вина. Вообще-то Зоя Васильевна любила водку, но здесь ее не наливали. Она встала в очередь и через пару минут опорожнила маленький стаканчик. Затем решила попробовать другую марку. Почувствовала как на душе просветлело. Стало легко и немного беззаботно. Направилась к своей тележке.

«Ну вот и все, - подумала она оглядывая купленные продукты, - Вроде ничего не забыла.» Сквозь металлическую сетку на дне виднелась коробка с трансформером и машинка с дистанционным управлением. Все покупки теперь казались родными и близкими. Каждая из них предназначалась конкретно кому либо из родственников или всем вместе. И от этого несли в себе частичку родного тепла. Все те люди, с которыми она успела поговорить, рассказать о предстоящем торжестве неожиданно стали  друзьями. Радостно провожали взглядами и напутствиями. Стало грустно оттого что все закончилось так быстро. Приходиться расставаться. Ей не хотелось покидать этот живой светлый мир наполненный заботой и радостью. В котором она занимала свою личную определенную нишу. Выполняла поставленную задачу. Мысленно жила со своими близкими. Чувствовала себя нужной.

Теперь пора домой! Она облокотилась на поручень, погладила пластиковую ручку точно прощаясь. Может что еще? Но ничего на ум не приходило. Вокруг продолжали суетиться люди. Звучала реклама…

Неожиданно рядом с ней появился невысокий худощавый мужчина лет пятидесяти с усами — стрелочками. На нем была синяя куртка с надписью «Охрана». Внимательно осмотрел Зою Васильевну и продукты в корзине.

-   Ваша тележка? - спросил подозрительно.

-   Моя, - от смущения голос задрожал.

Мужчина больше ничего не спрашивал, но и не уходил. Шагнул назад, чтобы не загораживать проход и оперся на полеты с молоком.

Зою Васильевну окутал страх. Она под подозрением? Или это просто случайность? Совпадение? И тут как спасительное решение на помощь пришла память.

Всплеснула руками.

-   Батюшки, забыла хлеб купить! - сказала вслух как бы для себя.

Решительно направилась в самый конец зала. Охранник шел за ней неотступно. Мало того за ним пристроился еще один мужчина, помоложе, в коричневом костюме. Периодически они перекидывались короткими фразами. Казалось, что тот с усиками злорадствовал.

«Как же теперь? Как? - думала Зоя Васильевна, - что же делать?»

Ее взгляд метался по залу цепляясь за посетителей и сотрудников. Казалось что все они минуту назад с умилением провожавшие ее и готовые помочь, теперь подозрительно глядят вслед. С недоверием перешептываются, показывают пальцем. И даже уборщики в оранжевых накидках постарались отойти подальше, косились как-то высокомерно.

Она не глядя взяла с прилавка пакетик с хлебом и пошла обратно. Преследователи тянулись за ней хвостиками. Словно во сне Зоя Васильевна стала толкать тележку к кассам.

Охранник шел рядом. Молча. Недовольно сопел, словно старался обнюхать ее и все, что находилось в корзине. Его мерзкое дыхание касалось самого дорогого что было у Зои Васильевны — ее близких.

Некоторые кассирши скучали без дела.

Надеясь, что охрана отстанет, Зоя Васильевна выбрала самую длинную очередь — человека три. Касса номер тринадцать.

«Должна же быть у этих иродов другая работа! - думала она, - воров ловить или директора охранять!»

Если идя по залу, она еще могла делать вид, что преследуют не ее. То здесь воображение было бессильно. Двое мужчин, один из которых в куртке охранника стояли рядом. Словно арестовали ее вместе с корзиной и только ждали момент чтобы погрузить в милицейский козелок. Из динамиков продолжали сообщать о проводимых акциях, дегустации, выигрышной лотереи. Но все это казалось таким далеким. Большой светлый радостный мир закрылся двумя мужскими телами.

От смущения Зоя Васильевна не смела поднять взгляд. С последней надеждой вынула из сумочки паспорт. Из под обложки достала пенсионную пластиковую карточку с нарисованным кошельком. Покрутила в руках.

Стражи не реагировали. Они молча буравили старушку глазами. Тогда она вынула фотографию. Взглянула на знакомые лица. Те смотрели сурово. Словно укоряли за то, что она стащила это фото когда была в гостях. Невестка — то, конечно, заметила пустое место на страничке альбома. Стала допытываться. Требовала вернуть. Зоя Васильевна так и не призналась. Снова покраснела. Вроде и не было ссоры, да только с тех пор в гости к ней никто не приезжал.

Неожиданно этот внутренний стыд распространился на все вокруг. Ей стало совестно перед красивым магазином, перед продавцами с которыми общалась, перед гражданами которые поверили в ее семейный праздник и радовались вместе с ней. Она  готова была признаться всем. Даже рассказать  охранникам и вернуть продукты, расставив по местам. Повиниться, что никакие гости к ней сегодня не придут. Да и денег таких для оплаты товара у нее никогда не было! Что сына своего она не видела с тех пор как украла фотографию. Да-да! Украла и… не призналась. И вот теперь наказание, расплата за ложь.

Ком в груди  подкатил к горлу.

Но как поведать всем о своих переживаниях? Как ждала сына каждый день на протяжении всего года. Не выходила из дома, боясь, что он нежданно заглянет. Ходила в ближайший ларек и покупала  молоко с хлебом, спешила домой. Плакала, перебирала старые журналы, листала страницы, читать не могла, находила ребусы — пыталась отгадывать. Вот только свой ребус был ей не под силу. За что? За что же такое наказание? Неужели все эти испытания из-за одной единственной фотографии?

Незаметно придвинулась к кассе. Увидела как усатый стал выкладывать на ленту транспортера покупки.

-   Надо помочь бабушке, - злорадно улыбался он.

-   Виктор Александрович, может не она? - шептал мужчина в костюме. Пойдем?

-   Я чувствую - она! - ехидно усмехался тот, - Вот увидишь! Нюхом милицейским чую! Раскрутим на все испорченные продукты! У меня заговорит!

С ожиданием чуда Зоя Васильевна протянула пенсионную карточку. Кассир провела ею по сканеру, затем еще раз, непонимающе уставилась в лицо старушке.

Затуманенные мокрые глаза. Выпуклые от накативших слез. Тусклые от непонимания и немого удивления.

Прозвенел звонок телефона и кассир взяла трубку.

В зале прозвучал голос диктора и к кассе номер тринадцать  подошли еще охранники. Затем мужчины в костюмах и просто граждане с колясками наполненными продуктами. Все они улыбались словно в ожидании представления. Расступившись, ожидали когда же бабушка пройдет турникет.

«Какой позор! Какой позор!» - думала Зоя Васильевна не в силах сделать шаг.

Незнакомый мужчина в светлом костюме вежливо обходя собравшихся пробирался прямо к ней. За ним — парень с кинокамерой.

-   Граждане, расступитесь! Пропустите оператора, - раздраженно говорил он.

-   Ну вот, - тихо сказала про себя, - прямо в телевизор угодила, теперь меня сын точно увидит. Вспомнила сон — новорожденного Петеньку.

Взгляд подошедшего мужчины был почему-то радостный. Он взял Зою Васильевну за руку и стал трясти.

-   Мы Вас поздравляем! - улыбался он, - Стотысячный покупатель! Касса номер тринадцать! Вы стали победителем лотереи «Колесо фортуны»! Чек аннулируется — все продукты в подарок!

Все остальное было как во сне. Радостные возгласы, аплодисменты покупателей, поздравления администрации.

Подскочили два парня в красных безрукавках и стали складывать товар в мешки. Весело подмигивая бабушке, улыбались губастыми ртами, кивали, повторяя:

-   Корошо! Корошо!

И только один человек, казалось был огорчен происшедшим. Это был Рыднов. Хмыкнув, он разочарованно хлопнул Давыдова по плечу:

-   Пойду писать рапорт на увольнение. Что это у вас за служба такая. Не пристало целому полковнику за бабками бегать, изобличать!

…  -    Слава тебе Господи, - причитала Зоя Васильевна осторожно продвигаясь к своему дому по скользкому тротуару. Изредка оглядываясь, словно не веря в случившееся чудо и находя там подтверждение.

Позади нее вразвалочку несли мешки с покупками веселые таджики. Что-то тараторили на своем языке, смеялись, цокали языками.

Прямо у парадной стоял большой серебристый джип и светился изнутри. К прозрачным окнам приникли детские улыбающиеся физиономии, расплющенные носы. Рядом - мужчина в дубленке согреваясь от холода бил чечетку модельными ботинками.

-   Петенька! - воскликнула Зоя Васильевна, прижалась к сыну, -  Не зря ты мне младенчиком приснился! Колесо фортуны…

Не удержала слезы, те хлынули из глаз.

Мужчина обнял мать, недовольно бубнил:

-   Какое еще колесо? Заморозила нас совсем! Подарю тебе телефон, чтобы всегда на связи была!

Share this post for your friends:

Friend me:

Оставить комментарий