Рассказ. “Коктейль Молотова” заказывали?

Автор: admin Опубликовано: 11 февраля 2015
image1 Чёрная волга, сошедшая с конвейера сорок лет назад, скрипнув тормозами, остановилась на площадке перед блочной пятиэтажкой.
-   Будет кто? - зять, сидя за рулем, открыл бутылку с минеральной водой и предложил сидящим в машине.

Жена и тёща на заднем сиденье отрицательно покрутили головами.
-   Теплая?  - хрипло спросил сидевший рядом тесть Виктор Владимирович. Ему было под восемьдесят. Не дожидаясь ответа, ухватил бутылку большой натруженной ладонью. Прижал горлышко к губам, сделал несколько глубоких глотков. Затем шумно выдохнул, покряхтывая, вернул остатки. Вынул из кармана платок, вытер потный лоб.  -  Ну и жарища! Вот так лето выдалось. Приехали господа! Вот наше новое жилище, второй подъезд, первый этаж! Окна нараспашку — значит ремонтники дома…
Зять допил. С уважением посмотрел на широкую спину тестя, вываливающегося с сиденья наружу. Вынул ключ из замка зажигания. Подождал, пока выйдут женщины. Встав у машины, оглянулся по сторонам. Урны рядом не оказалось. Огорченно вздохнул. Открыл багажник и кинул бутылку внутрь. Стекло глухо звякнуло о металл маленькой запасной канистры наполненной бензином. Закрыв машину, поспешил за родственниками.
Тесть шёл впереди, приземисто переваливаясь и сутулясь. Но голос продолжал громыхать как и раньше на капитанском мостике рыболовецкого траулера:
-   Вы не представляете, с чем мне пришлось столкнуться! - Виктор Владимирович  открыл дверь парадной, пропуская родственников. - В квартире был пожар, пришлось всё делать заново! Хорошо, что хозяин разрешил ремонтировать до оформления купчей — ключи передал. А то бы еще после покупки ковырялись месяца три. А когда новоселье — к Новому году?
Старый коммунист, орденоносец, вечный борец за справедливость вместе с женой решил перебраться ближе к дочке с зятем в Лужский район. На свежий воздух. Свою квартиру в Питере продали полгода назад. Раскидали полученные деньги по банкам. Торопились обзавестись жилплощадью, пока в стране не случилась очередная денежная реформа, которая всегда наступала внезапно и приносила крупные убытки.
-   А, что же так долго оформляется?  -  хмуро заметил зять, худощавый и тщедушный на вид, бывший следователь. Он шел за тещей. - Пожар был - может, что не так с квартирой?
-   Ну, почему не так? Сразу — все не так! - громко возмутилась его жена Елена — эффектная блондинка. Она шла позади всех. Легонько хлопнула мужа по спине. - Вечно ты во всем сомневаешься! Типун тебе на язык. Вышел в отставку — так забудь о своих преступниках. Только и мерещатся вокруг мошенники и воры! Папа сам знает, что делает.
-   Ничего он не знает, - пробурчала её мать, - только болтать умеет и хвастаться. Сказочник просто, сочинитель! Зять всегда советовал: когда вопрос стоит о деньгах, надо брать расписки, не стесняться, а лучше — через нотариуса! Нет —  этот старый хрен сам с усам!
Дверь в руках Виктора Владимировича дрогнула и возмущенно заходила ходуном:
-   Замолчи и не порть мне настроение! - вспылил он на свою супругу. - Эти расписки сейчас никакой силы не имеют.
-   Имеют, - негромко вставил зять, боязливо поднял взгляд на тестя, добавил тише: - только надо правильно оформить…
Но скрип двери приглушил его слова.
-   А если ты такой умный, - шикнула Елена, которая шла позади и все слышала, - подсказал бы папе как это сделать!
Зять обернулся, зашептал чуть слышно:
-   Ничего ему подсказывать не надо. Твои родственники меня уже заколебали. С тестем спорить — себе дороже, ему бы шашку! Теща собиралась обход делать поквартирный с целю выяснения обстоятельств пожара. Сделала? Бабки сообщили — злой дух там живёт. Успокоилась?
-   Какой  дух?! - усмехнулась Елена. -  Это всё бюрократы! Приватизация долго делается. В деревне — не то, что в Питере!
-   Какие ещё духи? - обернулся тесть. - Я все узнал в жилконторе. Владелец - один парень. Получил по очереди. Семья только прописана, а живут в другом месте. В прошлом году сделал ремонт, хотел переехать, но случился пожар. Вот и продает.
Неожиданно встряла тёща
-   Если там дети маленькие прописаны, с ними тоже надо решать. Не простое дело. Требуется с кем-то согласовывать, кто этим занимается…
-   Занимается, занимается! - передразнил Виктор Владимирович, разозлился не на шутку. - Кто бы тобой занялся! Сто раз тебе вдалбливал — у хозяев есть другая жилплощадь. Переселятся и все! Ты только языком молоть!
-   Уж больно всё затягивается — полгода! - тихо заметил зять, обернулся к жене: - Подозрительно всё это..  ещё и дети…
-   Да ладно тебе, все равно деньги не твои, - огрызнулась Елена, - потратили триста тысяч на ремонт, значит так надо. Зря что-ли я мастеров искала? Все дешевле получилось, правда без договора и чеков. Главное, что папа доволен.
-   Без договора? - зять остановился как вкопанный. Удивлённо уставился на супругу. Но не решился снова упрекать. Сказал в сторону: - Не люблю я эту самодеятельность.
-   Любишь — не любишь! Ты бы к своему жилью хоть пальцем притронулся, - разозлилась она, - всё за тебя делаю! Как прынц лежишь целыми днями на диване в потолок плюёшь.
-   У меня — пенсия, - отмахнулся зять, - имею право на отдых.
-   Какой тебе отдых? Еще пятидесяти нет. Устроился бы куда — смотришь, и машину бы нормальную купили вместо этой рухляди.
Поднялись на площадку первого этажа.
-   Вот! - сказал тесть и показал всем на мощную входную дверь с выпуклым глазком. Провел по ней рукой, словно оглаживал круп любимой лошади. - Сам выбирал, заказывал. Штыри в стену сантиметров на двадцать уходят.
Он достал из кармана связку ключей и сунул один из них в скважину. Стал крутить. Замок не поддавался. Поменял ключ — результат тот же. Нервно засопел. Снова поменял - не получается. Все напряглись. Пришлось звонить.
-   Вон! - заметила его жена, - свою квартиру открыть не можешь, а все командовать пытаешься. Насмотрелся телевизора: за Майдан, за свободу, демократию — на баррикады!  «Коктейль Молотова»! Хоть бы один бросил когда-нибудь! Только языком чесать!
Тесть набычился, недобро зыркнул на неё. Хотел что-то сказать, но, увидев на себе взгляды дочери и зятя, только громко засопел. Подумал, что врагов на своем веку повидал много, но, как-то, до радикальных мер не доходило. Правда, один раз в ресторане бросил в мужика фужер — приревновал. Но не попал.
Неожиданно дверь открылась. В проем выглянула голова, а затем и парень лет тридцати. Взлохмаченные волосы. Недоуменные глаза:
-   Чо надо?
-   Привет, Михаил! Что-то замок плохо открывается, - обрадовался Виктор Владимирович. Гордо обернулся к домочадцам. Взялся за ручку двери и потянул на себя.
Парень продолжал стоять в дверях, переминаясь. Накинутый халат приоткрывал волосатое костлявое тело. На ногах черные кеды с белой шнуровкой. Руки раскинуты - ладони уперты в косяки. В правой, между пальцев с синими наколками перстней, дымится папироса. Улыбаясь, кивал, словно в такт слышимой только ему музыке.
-   Чо, дед, родственников привел позырить?
«Сиженый», - подумал про себя зять, горько вздохнул. От нехорошего предчувствия заныло под ложечкой.
Елена с матерью вытаращили глаза на парня. Затем на Виктора Владимировича. Похоже, обе хотели спросить одно и то же, но сдержались.
В проёме открылся светлый коридор. Плотиной шкаф у стены. Вешалка. На ней лёгкая светлая куртка.
-   Я же говорила, что эта люстра хорошо подойдет в прихожую, - решила нарушить молчание Елена. Кивнула на потолок за спиной молодого человека.
Тот обернулся. Поднес правую руку ко рту — затянулся. Выпустил струю дыма вверх. Одобрительно закивал. Вернулся в прежнюю позу.
Легкая дымка подернула пронзительный свет декоративных плафонов.
-   По-моему, ярковато, - поддержала разговор мать.
-   Ну, что ты, - заспорила Елена, - это же не спальня! И ламинат как раз в тему. Если бы взяли темный, как ты хотела, вообще, подвал  получился…
-   Купим экономичные лампочки и будет нормально, - оборвал спор женщин Виктор Владимирович.
Сделал шаг вперед, но парень оставался на месте. Слегка прогнулся  хилой грудью, навис плечами, точно орёл останавливая  вторжение непрошеных гостей:
-   Вы ихто таки будете? - спросил он и хитро улыбнулся. Глаза с прищуром. Пропел с акцентом: - Здэс живут парядочные люди…
Тесть насторожился. Недоуменно уставился на парня. Но затем улыбнулся. Похлопал его по плечу.
-   Ну, живи, конечно. Пока документы оформляются. Я просто хотел показать семье какой ремонт сделал.
Парень дрогнул под тяжестью ладони, закашлялся:
-   А… ремонт! Да, - гадливо усмехнулся, - за ремонт спасибо. Мне все нравится.
-   Тесть снова попытался зайти. Но парень упорно стоял в проходе. Показушно затянулся папиросой. Отрешённо посмотрел вверх. Выпустил дым кольцами. Улыбка не сходила с лица.
-   Так можно пройти-то? - раздраженно спросил Виктор Владимирович.
-   Неа, - парень перестал улыбаться, - вы свою работу сделали. До свидания.
-   А как же квартира?
-   Что квартира?
-   Ты же мне её обещал продать!? - глаза тестя вылезли из орбит.
-   Что-то не припомню.
-   Но мы же документы подписывали! - захрипел Виктор Владимирович в отчаянии.
-   Какие документы?
-   Ну э-это… Что ты то-того, собираешься продать на-нам к-квартиру, - тесть начал нервно заикаться.
-   Ах это… я передумал. Кстати, совсем забыл…, - он ушел в комнату.
Воспользовавшись моментом тесть оказался в прихожей. Обернулся жестом приглашая остальных. Но никто не тронулся с места.
Парень вернулся, неся в руках лист бумаги и деньги.
-   Вот, тридцать тысяч залога. Расписочка готова. Только подпись ваша нужна.
Виктор Владимирович безмолвно, словно в ступоре, взял ручку и недоуменно повел взглядом. Парень подставил книгу под листок и тесть расписался. Свернул деньги, положил в карман.
-   Теперича всё, - обрадовался парень, -  мы в расчёте. До свидания, а лучше прощевайте!
-   Эт-то как? - тесть точно очнулся. А ремонт? Мы же делали здесь ремонт.
-   Ну да, за это я уже сказал спасибо! - парень вытянул руку, жестом предлагая тестю выйти.
Тот повиновался, но неожиданно замер в дверях. Обернулся:
-   М-миша, ты что м-меня обм-манул? Оп-плати рем-монт!
-   Я вже всё вернув прошлый раз. Когда вы приезжали.
-   Ты м-мне н-ничего н-не давал!
-   Вы просто забыли. Возраст. Склероз. Я понимаю, дедунь. Извини, мне некогда. Много работы.
Парень потянулся к ручке двери. Наклонившись, коснулся рукой груди Виктора Владимировича, легонько толкая за порог.
Всё это время домочадцы не произнесли ни слова. Стояли замерев, внимательно слушая диалог. Тесть отступил. Его шатнуло назад и жена упершись обеими руками в широкую спину, поддержала колеблющееся тело.
-   М-миша, ты п-понимаешь, так нельзя. Я об-бращусь в милицию, суд. У м-меня зять…
-   Дедунь, ты просто забыл, - улыбнулся парень. Выпустил струю дыма в проём. С силой потянул на себя дверь, угол которой ударил тестя по руке. Замок защёлкнулся.
Виктор Владимирович не почувствовал боли, медленно обернулся. Обвел взглядом домочадцев. Лицо его стало красным. Он опустил голову шатнулся вперёд, словно хотел кого-то боднуть. Но жена и дочь подхватили его за руки с обеих сторон и он устоял. Приподняв голову, встретился взглядом с зятем. Прохрипел:
-   Как? Ах сволочь! Я — забыл…
Но тут, что-то вспомнив, выпрямился, расправил плечи. Женщины в недоумении отступили. Уставились на выросшего на глазах родственника.
-   Дай ключи! - тесть протянул руку зятю. В голосе появился металл.
Тот вытянул связку из кармана:
-   Может…
-   Давай, я сказал… - бубня вслух: - Я забыл! Я забыл… Я не забыл!
Выхватил ключи и стремительно вышел из парадной. Домочадцы проследовали за ним. Очутившись на улице,  увидели как Виктор Владимирович роется в открытом багажнике автомашины. Громко бормочет, возмущаясь:
-   Я забыл… Я - не забыл! Я - не забыл!…
Подходить не торопились, боясь попасть под горячую руку. Стояли на тротуаре. Глядели с недоумением.
Движения тестя были энергичны и резки. Через минуту он уже снова был рядом.
-   Подержи! - протянул зятю бутылку с торчащим из горлышка обрывком черной матерчатой изоленты.
-   Что это? Удивленно спросил тот. Резко пахнуло бензином.
-   Это? - злобно произнес тесть. - Таблетка… для памяти!
Чиркнул спичкой. Голубое пламя охватило изоленту. Побежало вверх к горлышку.
Тесть выхватил бутылку и со всего размаху кинул в открытое окно первого этажа. Послышался звон. К потолку взметнулось пламя.
От гулкого уханья все присели. Вжали головы в плечи.
«Видать не перевелись ещё на Руси богатыри! -  подумал зять. -  В следующем году деду восемьдесят. Арестовывать не будут, сделают снисхождение на состояние аффекта, орден и положительные характеристики. Дадут год условно с выплатой… А может и вообще ничего — надо поднять материалы по прошлогоднему пожару… Возможно почерк у “сиженого” будет тот же…

Share this post for your friends:

Friend me:

Оставить комментарий