Привет, брат!

Автор: admin Опубликовано: 5 июня 2018
image
Я сижу в старом плетеном кресле - качалке на чердаке своего деревенского дома. Звуков нет и чтобы как-то нарушить тишину, слегка толкаюсь от пола носком ноги. Кресло лениво откидывается назад, недовольно потрескивает ротангом, а затем возвращается в прежнее положение: скрип - скрип. Я снова толкаю пол.
Передо мной широкая кирпичная стенка скрывающая трубу печи. На ней висит большая фотография в тонкой деревянной рамке. На фото – стадион Петровский Санкт- Петербурга: зеленое травяное поле, трибуны с уходящими болельщиками – матч окончен.
На гаревой дорожке устроились десяток мужчин. Половина из них стоит, остальные присели. Внизу подпись: “Зенит- Москва” 1:1, 29 октября 2006 года. Значит, прошло 12 лет.
Я - на корточках внизу, почти в центре. Мне сорок шесть. Счастливое улыбающееся лицо, ещё без морщин и седины в волосах. В левой руке, опущенной вниз, зажата зеленая нейлоновая безрукавка с надписью “Пресса”. Их нам раздал мой друг Серега, чтобы выйти на поле и смотреть матч прямо за воротами. Он может себе это позволить –  отвечает за безопасность на стадионе.
Слева от меня сидит мой старший брат. Он совсем на меня не похож. Толстые опущенные усы делают его похожим на запорожского казака. Я смог вытащить его на игру, хотя в то время он уже становился домоседом, жил со своей семьёй на Ржевке.
За двадцать лет до этого снимка брат впервые пригласил сюда меня. Стадион тогда носил имя Ленина. Брат работал в спецтрансе и обслуживал данную территорию – получил на работе контрамарки. Во время матча мы сидели на самой верхней скамейке почти пустого стадиона, пили пиво, закусывали сосисками, смотрели вниз, где две команды судорожно бегали по полю, пиная мяч. Это был кайф! Конечно не от игры. А от того, что мы были вместе. Лавочка стадиона с тарелкой сосисок и бутылками пива стала на полтора часа нашим домом общим, как раньше – в детстве. После каждого забитого гола или опасного момента у ворот трибуны ревели, и мы отрывались от пиршества, одобрительно поддакивая и кивая. В знак солидарности поднимали кулаки, точно болельщики приветствовали наше с братом единение.
С тех пор я отношусь к футболу безразлично, но изредка посещаю. И даже летал болеть за Зенит в Монако и Рио-де-Жанейро. Мне всё равно кто играет - мне не всё равно с кем я смотрю!
На фотографии несколько моих друзей и коллег по службе. Других я знаю плохо, а парочку вообще видел в первый раз. Именно такой парень сидит рядом со мной справа - худощавый, на голове белая кепка, одной рукой он машет в камеру, а другой держит синюю сидушку с эмблемой Зенита. Кто он? Почему моя рука лежит на его плече, я не понимаю. Не помню, чтобы мы ещё встречались. Смотрю на свое улыбающееся лицо и хочу спросить - чему ты радуешься? Что у тебя в голове? Что чувствуешь? Слева сидит твой старший брат, который тебя любит. А ты расположился к нему боком, отвернувшись. Ты знал его с детства, как только открыл глаза. Он заботился о тебе и защищал от дворовой шпаны. А ты обнимаешь незнакомого парня! Обернись, перекинь руку и прижми к себе старшего брата, того, кто первый раз привёл тебя на футбол. Прижми его так, чтобы он почувствовал твою любовь и благодарность за все совместно прожитые годы, за то, что он есть, за то - что жив! Но ты уже не сможешь этого сделать - кадр замер!  На этом фото ты всегда будешь обнимать незнакомого парня в белой кепке.
Вот так и проходит молодость – мы обнимаем не тех, любим незнамо кого. А оглядываясь назад - понимаем, что уже ничего не исправить - кадр сделан. Он останется в нашей памяти точно фото на кирпичной стене старого чердака. И только сможем давать советы своим детям, с огорчением понимая, что у них будет свое портфолио для покаяния.
Я сижу на своём чердаке в старом кресле - качалке: скрип-скрип. Рука тянется к телефону. Я отыскиваю в памяти нужный номер и звоню. Слышу в трубке знакомый сиплый голос.
Я говорю: привет Брат!..

Share this post for your friends:

Friend me:

Оставить комментарий